You-gen.ru

Здоровье и медицина
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Замуж за шизофреника

Замуж за шизофреника

<p>Фото: &copy;&nbsp;<a truncate" title="Go to Bill Strain's photostream" href="https://www.flickr.com/photos/billstrain/" data-track="attributionNameClick" data-rapid_p="38">Bill Strain</a>/flickr</p>

Казалось бы, что можно взять от психа? В своё время я встречалась именно с парнем с диагнозом: не алкоголиком, не депрессивным, не биполярным. Я с самого начала знала, что он не такой, как все, но меня это не останавливало, а скорее, наоборот, привлекало. Меня впечатляло его абстрактное мышление: я люблю обэриутов и Хармса, а мой молодой человек мыслил так же.

Мы сходились на том, что во время прогулок придумывали разные интересные вещи: например, мы видели, что некоторые дома падали, если встать под определённым углом и смотреть определённым образом. В другой раз мы три часа сочиняли стихи, рифмуя всё, что видели. Правда, странные закономерности рискуют стать паранойей.

У него была повышенная чувствительность, секс был отличным и очень, так сказать, интересным. Он не думал о каких-то стереотипах и о том, как надо. И уж что точно — «крыша» в момент близости у него была на месте.

Что касается всего остального, то минусов, конечно, много: проблемы с самоконтролем, волей, ответственностью. Особенно его срывало на почве алкоголя.

Чёрт его знает, как относиться к самому диагнозу «шизофрения». Учитывая, что 50% моих знакомых верят в теорию заговора, то шизофрения иногда и не самое страшное.

Светлана, 35 лет

«Душевнобольной в 90% случаев безопаснее обычного гопника»

«Как-то я лежал в Кащенко, и ко мне в гости приехала подруга, — рассказывает Даниил. — Мы болтали, и я решил пошутить. Показываю на пустое место и говорю: «Я и мой друг Андрей — вот он стоит — решили, что…» Она смотрит туда, где «стоит Андрей». И я понимаю, что она мне верит. Я сам офигел от ее реакции».

На самом деле у Даниила не бывает галлюцинаций. Ему 24, он журналист. Высокий красивый парень с «радийным» голосом. Такие ребята работают в хороших местах, успешно делают карьеры и носят модные кеды. Встретив Даниила на улице, вы никогда не подумаете, что он лежал в нескольких психиатрических больницах, годами пьет таблетки и не может работать, потому что всегда чувствует себя усталым.

Даниил — журналист. Но пока его можно слушать только в эфирах "Зазеркалья" Вячеслав Прокофьев/ТАСС

Многие боятся людей «со справкой», но по статистике они совершают преступления реже, чем здоровые. «Душевнобольной в 90% случаев безопаснее обычного гопника», — смеется Николай, крупный мужчина за 40, похожий на профессора философии. Он живет с психическим расстройством с 17 лет. Сейчас он, как и Даниил, в ремиссии. Это лучший результат: многие психические болезни полностью вылечить нельзя. Но можно и важно добиться улучшений, которые позволят человеку вести активную и полноценную жизнь.

Ходить к психиатру в нашей стране стыдно. Потому что «надо взять себя в руки, и все пройдет». Потому что «ну что ты, шизик, что ли». Потому что «со справкой» будет трудно устроиться на работу. «Многие приходят к нам, только когда их болезни уже пять-семь-десять лет, — объясняет заведующий медико-реабилитационным отделением Кащенко Аркадий Шмилович. — И их родственники — люди с высшим образованием! — скрывают их, водят к знахарям… Но чтобы помощь была эффективнее, к врачу надо идти быстро. Если в течение года после заболевания шизофренией человек оказывается у психиатра, в 80% случаев можно добиться глубокой и продолжительной ремиссии». Чем больше люди будут знать о психических расстройствах, тем меньше они будут бояться «мозгоправов». И тем больше у заболевших будет шансов: сначала — на помощь, потом — на жизнь без клейма «психа».

"У нас нет цензуры, ребята сами выбирают темы", — говорит Аркадий Шмилович Вячеслав Прокофьев/ТАСС

Радио «Зазеркалье» помогает не только реабилитировать больных, но и просвещать здоровых. В редакции есть несколько человек без диагнозов, в том числе главред и один из основателей — Дарья Благова, выпускница журфака МГУ. Остальные радийщики — пациенты психиатров. «Мы действительно видим мир не так, как видит его большинство. И мы не хотим убеждать вас в обратном», — говорится на их сайте. Заглянуть в «Зазеркалье» — значит узнать, что важно людям с психическими расстройствами. Темы для эфиров и рубрик они выбирают сами. Говорят о добре и зле, о вредных привычках, о темпе жизни, о страхах и о том, как психические расстройства влияют на жизнь. Иногда критикуют психиатров — без цензуры.

Аркадий Шмилович курирует проект, но его в студию обычно не приглашают. «Но если я не согласен с чем-то, то могу попросить потом дать мне возможность прийти с комментарием», — говорит он.

Когда у мужа скверный характер

Я выходила замуж по большой любви! Мы с ним встречались не так долго, да, и я не особо вдумывалась в особенности его поведения. Мне хотелось одного – быть с ним рядом. По прошествии 10 лет я не изменила своего решения, тем более, наши отношения прошли колоссальную проверку на прочность, которую я не пожелаю никому. После медового месяца начался тот самый быт, о рифы которого так часто разбиваются лодки любви. Я стала замечать явные ненормальные формы поведения, которые меня поначалу даже пугали.

Муж периодически был словно оторван от реальности, он отгораживался от всего, что его окружало, и от меня в том числе. Что было более страшным для меня, так это своеобразное эмоциональное снижение. Он проявлял поразительную холодность ко всем близким ему людям. Я не могла спокойно смотреть, как он безучастен ко всему, что имеет самое прямое к нему отношение. Постепенно он оставил все свои увлечения в прошлом, больше не собирал модели, не хотел играть с друзьями в футбол, ездить на рыбалку. Его совершенно не волновало, что о нем скажут, поэтому он стал нечистоплотен и неряшлив в быту.

Я – человек логик, но то, что я видела, не поддавалось никакому объяснению. Он мог и любить, и ненавидеть одновременно. Это сложно объяснить, тут надо было просто видеть его взгляд. Действия и стремления были двойственными, порой непонятными ему самому. Конечно, так вначале было далеко не всегда. В остальные моменты это был все тот же человек, которого я полюбила, но все-таки немного другой.

Здравствуй, шизофрения

Вновь возвращаясь к воспоминаниям детства, я прямо слышу смех от слова «шизофреник». Оно такое забавное, не так ли? Пока не столкнешься с этим заболеванием лицом к лицу. Как потом выяснилось, по моему мужу можно было писать научную работу, так как в нем проявились почти все признаки недуга.

  1. Он погрузился в мир переживаний, которые были непонятны никому. Он не мог и не хотел устанавливать контакт, чем причинял мне боль. Все попытки поддерживать беседы перечеркивались сразу.
  2. Когда умерла моя любимая кошка, которую он также очень сильно любил, он смеялся. Когда же моя сестра родила первенца, он рыдал… Мои родные сказали, что боятся за меня, и пора бы уже обратиться к врачу. Но нам было пока еще далеко до этого шага. Не настала та точка, когда я все осознала. Хотя уже тогда я видела, что он совершенно равнодушен к горю близких людей. Тогда я злилась и бесилась, не понимая причин. Представляете, каково это, вдруг понять, что твой любимый человек… просто со злым сердцем (звучит пафосно, но вдумайтесь в смысл!).
  3. С течением времени менялось и его выражение лица. Он стал… глупеть! По крайней мере, так казалось со стороны. Он говорил нехотя, каждое слово выдавливал, как из полупустого тюбика с зубной пастой, чаще сидел неподвижно. С работы его в тот момент уже уволили, так как не может менеджер по продажам постоянно молчать в уединении. Его и так долго терпели.
  4. Его безучастность и бездеятельность достигли апогея. Ему было наплевать на то, что он потерял работу, он не хотел искать другое занятие, да что там говорить – ему было лень встать, чтобы пойти справить нужду или попить. Он мог по нескольку дней молчать, глядя в окно.
  5. Он часто отказывался делать то, о чем я его прошу, например поесть, умыться, пойти прогуляться. Никакой мотивации не было, он просто бессмысленно противодействовал мне, чем подталкивал к ужасным эмоциям и страданиям, сам того, наверное, не подозревая. Иногда мне даже казалось, что он просто не понимает, что я говорю, и это были словно кадры из фильма ужасов.
  6. Когда он все-таки выходил на беседу, что случалось нечасто, речь была сумбурной и «разорванной», эдаким винегретом. Он придумывал какие-то слова и удивленно приподнимал бровь, видя, что я не понимаю, о чем идет разговор.
  7. Также в минуты «откровенности» он любил бесплодно часами рассуждать на какие-то темы, совсем далекие ему и непонятные. Более того, они были нелогичны, как, например, почему попугаю стоит носить шубу из кролика?
  8. Немного позднее я всерьез стала думать, что им овладел демон, так как создавалась полная иллюзия, что им кто-то управляет. Но чаще я думала, что ему просто невыносимо скучно и тяжело жить со мной – нелюбимой, неинтересной женщиной.
  9. Следующий этап уже никого из родных не удивил – муж заявил, что за ним следит тайное правительство, которое параллельно пытается его убить самыми изощренными методами.
  10. А потом он начал слышать голоса, и только после этого мы осознали, что нам нужна помощь.
Читать еще:  Извращенные, навязчивые фантазии

Хочу отметить, что все это развивалось не сразу, а поэтапно, медленно. Как нам потом объяснили, это была простая форма шизофрении. Но простая она только по названию, а не по наполнению, увы. У него наступали и ремиссии, то есть в моменты, когда «все проходило», он был абсолютно адекватным, искал работу, жил насыщенной событиями жизнью. И в эти моменты я была абсолютно счастлива, считала, что он просто вышел из затяжной депрессии. Мне казалось, что я наконец нашла ключик, как сделать его счастливым, и он перестал ненавидеть свою жизнь. А потом все возвращалось.

Помощь специалистов

Да, мы совершили жуткую ошибку, начав поиски помощи с экстрасенсов, чем только все усугубили. Целый год мы боролись с одержимостью, седея от страха. И только потом отправились к квалифицированному психиатру, отбросив стереотипы и заблуждения. Нам сразу сказали, что полное излечение невозможно, и психотропная терапия неизбежна. Только так мы сможем улучшить и облегчить состояние мужа. Спасибо Высшим силам, муж согласился лечиться. Думаете, мы восприняли это как страшный приговор? Ни в коем случае! Мы наконец узнали имя нашего врага, поняли, как с ним справляться. Вы представляете, какое это счастье?

Мы очень благодарны всем специалистам, которые с нами работали, так как проведена колоссальная работа. Лечение было разносторонним и насыщенным.

  • Применялись препараты для улучшения питания головного мозга
  • Очищался организм в комплексе
  • Реализовывалась так называемая разгрузочно-диетическая терапия
  • Также мы познакомились с электросудорожной и инсулинокоматозной терапиями, чтобы повысить уровень чувствительности к препаратам

Онлайн консультация специалиста

по Вашему вопросу!

Номер лицензии: ЛО-77-01-019036

Подводя итог, я хочу отметить, что я наконец-то начала жить, как и мой муж. Да, мы постоянно под контролем, есть побочные эффекты от препаратов, но все это стоит того, чтобы жить без галлюцинаций и бреда, ходить на работу и вернуться к любимым увлечениям. Не бойтесь лечиться, это единственно верная дорога, которая может быть у людей, которых вы любите. Чувствуем ли мы обреченность от того, что будут рецидивы? Я в ответ на это могу у вас спросить, чувствуете ли вы обреченность от того, что еще не раз в своей жизни столкнетесь с простудой, гриппом и другими болячками. Да, было бы прекрасно жить без этих невзгод. Но по-настоящему страшно, когда ты не знаешь, как с ними бороться. А мы уже знаем.

Кладовщица

Было на нашем предприятии несколько кладовщиц и даже их начальник- инженер по снабжению. И слегли они все с вирусом.

Инженер этот назначил на исполнение обязанностей одну даму из рабочих, за неимением других вариантов.

Подходит она как-то ко мне в ведомостях расписаться, а я в шутку говорю:

— Директор возмущался, что Вы на планерки не ходите. Каждый день в четыре часа планерка у генерального (хотя инженер по снабжению туда в жизни не ходил).

Шутка шуткой, а в 16.00, сидим мы, начальники всех отделов, интеллектуальный цвет предприятия на планёрке и ждём генерального. Тут дверь открывается и входит эта новоявленная кладовщица. А она, надо сказать, очень стеснительная девушка.

И растерянно обводит взглядом зал.

Сесть негде. Количество стульев соответствует количеству начальников.

Я жопу сморщил — пальцем показываю —

Не успели все удивится, как влетел взмыленный генеральный.

Начинает всех чихвостить по очереди, пока не нарывается на эту кладовщицу.

Долго тупит (типа она ему попадалась где-то по работе, но у него всё равно затык, кто она и что она тут делает).

— Хорошо, что у Вас?

И вот тут начался хардкор.

Про то что, сама система учёта материальных ценностей не работает.Про то как мастера обманывают рабочих. Она не привыкла лизать зад, как все мы. Просто говорила то, что есть.

Вот уже год она начальник отдела снабжения.

И ходит на планёрки.

Главные признаки шизофрении

У настоящей шизофрении есть два типа симптомов: большие и малые. Чтобы поставить диагноз, нужен либо один большой симптом, либо два малых.

Большие симптомы шизофрении

  1. Эхо мыслей. Больной считает, что окружающие могут управлять его мыслями: читать их, стирать или, наоборот, вкладывать в голову чуждые. Это не забавная идея вроде «А что было бы, если бы мои мысли читали», а уверенность, что так и есть.
  2. Бред воздействия. Человек считает, что им управляют. Запрограммировали, загипнотизировали или воздействовали лучами. Иногда шизофреник думает так о других людях: всех уже обманули, один он видит правду.
  3. Голосовые галлюцинации. Больной может понимать, что голоса в голове ему только чудятся, а может и не осознавать этого, разговаривать с невидимым собеседником. Голос может просто общаться и что-то рассказывать, а может и давать указания.
  4. Бредовые идеи, в которые больной искренне верит. В заговор рептилоидов, спасение мира от инопланетян, зашифрованные послания неведомых цивилизаций и так далее.
Читать еще:  После аварии болит плечо и шея

Малые симптомы шизофрении

  1. Стойкие галлюцинации (не только голосовые). Чаще всего это иллюзии, когда мозг достраивает реальность. Например, больному кажется, что у людей на улицах вырастают копыта или что шарф на кресле живой.
  2. Непонятная речь. Больной объясняет что-то очень для него важное, но понять его невозможно. Между фразами отсутствует логическая связь, но человек этого не замечает. Иногда больной использует слова, которые сам и выдумал, чтобы называть ими явления, существующие в его голове: «От дома до угла ровно 340 шагов. И вот вчера габаги перекапывают балкон!»
  3. Медленные реакции. Больной не реагирует на окружающих, впадает в ступор вплоть до полной неподвижности. Человек может сидеть и смотреть в одну точку.
  4. Негативные симптомы. Негативными их называют потому что утрачиваются какие-то умения или навыки. Человек теряет эмоции, интерес к работе, мало общается с людьми.

Эти признаки — однозначный повод дойти до врача и разобраться, что происходит и как вернуться в реальность.

Там у реки, в тени деревьев

Фото: Фото с сайта life.kursiv.kz

40 ударов ножом, 10 — булыжником

Первый день августа 2017 года стал последним для пенсионерки из Колы Марины Ивановны Зотовой*. А начинался он вполне обычно. Утром, покормив младшего сына, двадцатилетнего Олега, и проводив его на работу, женщина решила выгулять собаку — сообразительную, хотя и беспородную Аську. Оделась потеплей (на градуснике было всего плюс 10), надела на собаку намордник, пристегнула поводок и вышла из дома. Гулять отправились в сторону реки Туломы. По дороге с женщиной многие здоровались — не зря она почти всю жизнь отработала в местной поликлинике процедурной медсестрой.

Они вышли к реке, Аська весело бежала впереди, и вдруг послышался лай. Навстречу Марине Ивановне шел молодой парень в низко надвинутом капюшоне. Он тоже гулял с собакой, правда, без намордника и поводка. Неизвестно, что не понравилось той псине, но она стала резво наскакивать на Марину Ивановну, игнорируя ее лохматую маленькую защитницу.

— Возьми собаку на поводок! — посоветовала Зотова юноше, подхватив Аську на руки и уклоняясь от хвостатого агрессора.

Парень смотрел на реку, никак не реагируя на просьбу. А пес уже рычал на пожилую женщину и подбирался к ее ногам, остервенело скаля зубы. Ждать, пока цапнет, Марина Ивановна не стала, оттолкнула животное ногой.

И сразу же отлетела на землю от оглушительного удара в лицо. Рослый молодой человек жестоко избил ее, а потом достал из кармана нож.

В постановлении о направлении уголовного дела в суд для применения принудительной меры медицинского характера, вынесенном в отношении двадцатидвухлетнего Анатолия Шарикова, несколько раз приводится перечень ран и иных повреждений, в результате которых погибла пожилая северянка. Даже читать этот перечень страшно: 6 ударов ножом в область головы, 7 — в шею, 14 — в грудь и живот. Всего 40 ран. Женщина уже не шевелилась, когда извергу показалось, что она все-таки дышит. Тогда он поднял с земли тяжелый булыжник, ударил ее по голове. И продолжал бить и бить. Нанес не менее 10 ударов, как свидетельствует судмедэкспертиза.

Тело Марины Ивановны обнаружил спустя пару часов местный рыбак. В нескольких шагах увидел выброшенный кошелек, там кроме банковских карт нашлась бумажка с телефонным номером. Позвонил, услышал ответ, что она больше не работает. Пока думал, обращаться ли в полицию, на месте происшествия оказалась такая же собачница со своим питомцем. Женщина сразу набрала номер полиции.

Я хотел ее добить

Убедившись, что жертва мертва, Шариков обшарил ее карманы, достал кошелек. Там были банковские карты, фотография сына и тысячерублевая купюра. Он положил ее в карман, кошелек отшвырнул в сторону реки и отправился домой. Пес, виляя хвостом, бежал за хозяином. По дороге парень заглянул в магазин, купил там жвачку, бутылку пепси и «Сникерс». А потом уже дома скинул заляпанную кровью одежду, запихнул липкий от крови комок в стиральную машинку, развернул шоколадный батончик и сел к компьютеру играть в новую «стрелялку». Когда надоело — пошел смотреть телевизор. И, по показаниям домочадцев, весело хохотал над приключениями героев мультика.

Даже по перечню купленных продуктов можно понять, что у убийцы не все в порядке с головой. Так оно и было. Вырос Толя Шариков в многодетной семье, с детства страдал олигофренией, а впоследствии лечился и встал на учет в психоневрологический диспансер с диагнозом «пфропфшизофрения» (шизофрения, возникшая на олигофренической почве у лиц с умственной отсталостью). Отсюда и такой «детский» набор продуктов, приобретенных на украденные деньги, и вполне искренние ответы на вопросы следователя, за что он убил женщину.

— Она моего Лорда пнула, — сказал парень с обидой за домашнего любимца. — Я за это хотел ее убить.

— Ты понимал, что она может умереть? — задал вопрос следователь.

— Я этого и хотел, — ответил Шариков. — Камень взял, чтобы ее добить. Лордик очень хороший, я его люблю. Он мне настоящий друг. А она его ногой отпихнула. Он скулил.

На вопрос правоохранителей его матери, почему сын-шизофреник разгуливает по городу с ножом в кармане, та только пожала плечами: мол, а что такого?

— Нож у него мог быть после похода в лес за грибами, — объяснила женщина. — А куда он пошел, я и не знала, он же непредсказуемый у нас. Куда хочет, туда и ходит. Но он таблетки принимает. Наверное, забыл в тот день выпить.

Надо уточнить, что работа у следователей в этом случае была очень непростой. Однако по малейшим деталям, многочисленным допросам свидетелей, благодаря грамотно спланированным действиям сотрудников отдела по расследованию особо важных дел СУ СК России по Мурманской области виновность подозреваемого удалось полностью доказать.

Тяга к жестокости это болезнь

Психиатры говорят, что больные шизофренией очень редко кого-то убивают. Гораздо чаще становятся убийцами вполне здоровые психически, но, к примеру, пьяные люди. Однако статистика может с ними поспорить. Вот только несколько фактов (на самом деле их гораздо больше).

В Челябинске арестовали терапевта местной больницы, который, как оказалось, устроился туда по поддельным документам, а на самом деле являлся шизофреником с гомицидоманией (страстью к убийству). Уже работая, он стал активным пользователем различных медицинских форумов, и как раз на одном из таких сайтов мужчину опознал психиатр, который ранее его лечил. Он-то и написал заявление в прокуратуру.

Правоохранители выяснили, что терапевт Борис Кондрашин состоит на учете в психоневрологическом диспансере, поскольку более 20 лет страдает хроническим психическим расстройством. В 2000 году его отправили на принудительное лечение из-за жестокого убийства своего одноклассника. Еще 16-летним подростком будущий «терапевт» пригласил друга к себе домой, усыпил с помощью укола, а затем, как писала тогда местная газета, «. расчленил труп, распилив позвонки ножовкой, вынул печень, выпил кровь. » В Нижнем Новгороде шизофреник Олег Белов зверски убил беременную супругу и шестерых собственных детей. А потом зарубил топором родную мать.

Читать еще:  Боли в левом боку ниже ребер

Молодая москвичка Галина Рябкова, также с психическим диагнозом, выбросила с балкона 15-го этажа двух сыновей — четырех и семи лет. Кстати, убить детей она, как рассказала врачам, планировала уже давно, рассматривая и другие способы.

Не хочется продолжать эту жуткую хронику и проводить параллели — тоже. Ведь не все психически больные люди способны на убийство, как и далеко не все убийцы — пациенты психиатрических клиник. Шизофрения — тяжелое психическое расстройство, которое можно контролировать с помощью медикаментов и терапии. Беда в том, что не всегда родственники таких больных скрупулезно и педантично контролируют ход лечения в домашних условиях.

Но вернемся к случаю жестокого убийства Марины Зотовой.

В соответствии с заключением комиссии судебно-психиатрических экспертов Шариков А. И. в момент инкриминируемого ему правонарушения и в настоящее время страдает хроническим психическим расстройством — пфропфшизофренией с эмоционально-волевыми нарушениями, галлюцинаторно-параноидальной симптоматикой. Шариков не мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий, руководить ими. По психическому состоянию в настоящее время он не представляет опасности для себя и окружающих, однако имеется возможность причинения им иного существенного вреда. В связи с чем Шариков А. И. нуждается в принудительном лечении в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением.

Кольский районный суд вынес решение применить такую меру в отношении Шарикова Анатолия Ильича 1995 года рождения, несудимого, неработающего, являющегося инвалидом 2-й группы, совершившего общественно-опасное деяние, подпадающее под признаки преступления, предусмотренного частью 1 статьи 105 Уголовного кодекса России.

Изучала я материалы следствия и ощущала непроходящий озноб: как страшно жить. Вот так идешь себе, гуляешь и нарвешься на погибель. Потом закончила работу и вышла на улицу. В руке была свежая газета.

А навстречу, прямо как специально, бравый высокий пожилой мужчина (даже не скажешь, что пенсионер) с собакой. В руке поводок, которым он помахивает. Такая сейчас мода у многих владельцев псов — нести поводок отдельно от животного, которое, естественно, без намордника.

И чего-то я ей не понравилась. Или перед хозяином решила выслужиться? Но как начала она на меня буквально кидаться с грозным лаем. «Не волнуйтесь, — благодушно успокоил меня мужчина, — она не укусит!»

После того как собака, захлебываясь лаем, испачкала мне белую куртку, я не выдержала и замахнулась на нее газетой. И шикнула: «А ну пошла вон!»

Что стало с благодушным, импозантным хозяином, надо было видеть. Он покраснел, побледнел да как закричит:

— Ты! На мою собаку!! Газетой. Да я тебя сейчас порву! Да я тебя на ленточки за своего пса порежу!

Каюсь, я спасалась бегством. Может, этот собаколюб и не имеет психического диагноза. И не достанет нож из кармана. А вдруг?! По Интернету ходит жутковатое стихотворение:

«В мире очень много психов/ Каждый пятый в мире — псих/ Говори со мной потише/ Может, я один из них».

Обычно в своих статьях я какую-то мораль вывожу. К примеру, как себя не следует вести, чтобы не попасть в криминальные ситуации. А тут даже не знаю, какой вывод сделать. Ведь наши встречи со злом в жизни бывают абсолютно непредсказуемыми.

Найти стрелка

Решение подобных инцидентов ищут в усилении охраны учебных заведений. 17 марта 2021 года, почти за два месяца до трагедии в Казани, президент РФ Владимир Путин дал указание Генпрокуратуре совершенствовать безопасность в образовательных учреждениях.

По мнению Елены Альшанской, президента фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам», решение нужно искать в причинах трагедий и в работе с ними. Профилактика травли и унижения в школах могли бы снизить риск новых происшествий. Альшанская добавляет, что к насилию приводят сильные стрессы, которые ученики испытывают во время учебы и экзаменов, отсутствие психологической помощи школьникам и семейное неблагополучие.

После трагедии в Казани Мария Зеленова, клинический и кризисный психолог, эксперт благотворительной организации «Журавлик» и программы «Травли.Net», рассказывала АСИ, что для предотвращения подобных ситуаций нужно менять систему на государственном уровне, принимать законы о домашнем насилии, насилии в школах и буллинге. Подобных законов сейчас нет.

Глава оренбургского фонда «Сохраняя жизнь» Анна Межова отмечала, что подростков, способных совершить такие действия, можно легко выявить.

«Они в прошлом дети, пережившие тяжелые психологические травмы: насилие или травлю, у них не сложились отношения с ровесниками, нет доверительных отношений с родителями, им никто не помог, когда они были младше и очень нуждались в этой помощи», — рассказывала она.

Еще до трагедии в Казани фонд «Сохраняя жизнь» разработал технологию, включающую в себя психологическое тестирование, профилактику деструктивного поведения и работу с травмами. Ее внедряют в оренбургских школах.

Но этому мешает, по мнению Межовой, всеобщее равнодушие. Почти все будущие стрелки рассказывают о своих планах в социальных сетях, репостят тематические посты и делятся этим со знакомыми. Так, у виновника трагедии в Ивантеевке за несколько месяцев до трагедии стали появляться записи об оружии и Комубайне.

В 2018 году по инициативе депутата Госдумы Ирины Яровой приняли закон, который должен был защищать детей от «колумбайн-сообществ» в социальных сетях. По закону сообщества, в которых призывают к деструктивному поведению, можно оперативно блокировать.

Екатерина Мень, президент Центра проблем аутизма, считает, что современные российские школы находятся в глубоком кризисе «в плане психолого-педагогических компетенций».

«Репрессивные реакции, принижающие фразы, оскорбительные фидбэки. Это почти автоматизмы, которые необходимо вытравлять из педагогического лексикона, потому что они – не так безобидны, как кажется. В наших школах дети боятся делать ошибки. В наших школах умеют работать только с заведомо высокомотивированными учениками. Учеников с нормальными когнитивныи данными, но с пониженной мотивацией (в силу разных социальных, в том числе, обстоятельств) не любят и учить не умеют. Для них создают хроническую ситуацию неуспешности. Это последовательная депривация самооценки, которая ведет к психическому резистанту», — написала Мень после трагедии в Казани на своей странице Facebook.

По ее мнению, необходимо планомерно развивать инклюзию, принципы демократии и гуманитарные дисциплины в школах. «Любая агрессия – это, в первую очередь, катастрофический дефицит soft skills. А эти навыки – продукт гуманитарный».

Также Мень призывает развивать «многокомпонентное тьюторство в школе (вместо вооруженной охраны), уроки коммуникации, профессиональное обучение дипломатии, словесному выражению гнева, протеста, несогласия, навыкам дискуссии и самоадвокации».

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector