You-gen.ru

Здоровье и медицина
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Моя жизнь встала замертво: что тревожит родственников людей с шизофренией

«Моя жизнь встала замертво»: что тревожит родственников людей с шизофренией

Фармацевтическая компания «Гедеон Рихтер» совместно с ВЦИОМ представила исследование о том, что чувствуют родственники людей с шизофренией. Исследование приурочено к Всемирному дню психического здоровья, который отмечается 10 октября.

Еще летом, 4 июня, ВЦИОМ опубликовал данные опроса о психических расстройствах и шизофрении, проведенного в партнерстве с фармацевтической компанией. Тогда 90% опрошенных сообщили, что им известно о шизофрении: среди них 83% считают, что родственникам людей с шизофренией сложно рассказать о диагнозе окружающим, 75% — что таким семьям не хватает поддержки и взаимопомощи, и 73% — что уход за близким с шизофренией отнимает много времени и сил. 20% респондентов рассказали, что в их окружении есть люди с шизофренией.

Затем «Гедеон Рихтер» и ВЦИОМ провели еще одно исследование в формате онлайн-форума, участие в котором анонимно приняли жители нескольких крупных городов России.

«Больно и стыдно»

Согласно этому опросу, людям, чьим близким поставили диагноз «шизофрения», было «больно и стыдно» из-за предрассудков и неоднозначного отношения к теме психического здоровья в обществе. Каждый третий респондент опроса ВЦИОМ (38%) посчитал, что людям с шизофренией «следует находиться подальше от других».

«Предрассудки витают в воздухе: что такие больные могут навредить себе и окружающим, что их надо держать в психиатрических больницах — желательно в смирительных рубашках, что их надо изолировать от общества, так как неизвестно, чего от них ждать. Что у них постоянная гримаса на лице, и их внешность отталкивает», — пишет один из участников анонимного онлайн-форума.

Родственники людей с шизофренией отметили изменения и в образе жизни: из-за ухода за человеком с шизофренией они вынуждены были перестраивать рабочий график, менять работу (или уходить с нее) и контролировать свободное время.

“Моя жизнь встала намертво. И контроль приема таблеток требовал моего присутствия строго и без пропусков. В общем, все свободное от работы время я проводила дома. Никаких развлечений и личной жизни”, — рассказывает другая участница онлайн-форума.

Среди трудностей, которые отмечали родственники людей с шизофренией, были также эмоциональные изменения: им требовалось научиться проявлять терпение к близким, не опускать руки.

“Мы все в семье живем по распорядку дня сына. Прием пищи в определенное время, приходится смотреть те передачи, которые он смотрит. Если он просит включить радио, а в это время кто-то хочет слушать что-то другое, то мы уступаем право выбора ему. Расписание второго ребенка составляется тоже с учетом распорядка дня сына”, — делится мама ребенка с шизофренией.

Родственникам нужна поддержка

Родственникам людей с шизофренией нужна поддержка, информационные, юридические и медицинские меры, которые бы улучшили качество их жизни. 45% отмечают сложности с лекарствами.

«Родственники пациентов с шизофренией ждут всесторонней помощи от профессионального сообщества, в том числе их ожидания от фармацевтических компаний — разработка эффективных и безопасных препаратов и обеспечение их доступности. Сегодня мы в партнерстве с экспертным сообществом работаем над созданием информационно-образовательных проектов, для повышения качества жизни родственников пациентов», — говорит доктор Аттила Варади , полномочный представитель компании «Гедеон Рихтер» в России.

Родственники людей с шизофренией сошлись во мнении, что трудности, с которыми они сталкиваются, во многом происходят из-за стигматизации ментальных расстройств.

«Человек живет жизнью, а не болезнью»

АСИ спросило у Светланы Бейлезон, вице-президента Межрегиональной общественной организации помощи детям с особенностями психоречевого развития и их семьям «Дорога в мир», что могло бы помочь избежать стигматизации.

«Нужна открытая информация, которая везде попадается людям на глаза – как реклама по телевизору или информационные листки в общественных местах, поликлинике, школе и собесе, в интернете: мол, если у тебя есть такие-то проблемы (косвенно описать признаки психических расстройств), помни, что ты не один! Позвони на горячую линию или загляни в клуб поддержки по месту жительства, а можно посоветоваться с врачом диспансера или частной клиники», — сказала Бейлезон.

Но, по ее мнению, тут не ограничишься одним призывом, потому что эти программы профилактики и поддержки должны реально появиться по месту жительства – доступные и не пугающие официальной вывеской со страшными словами про психиатрию, сложным документооборотом и белыми халатами. На этом этапе, вероятно, основными поддерживающими специалистами могут быть клинические психологи, которые оценят вероятность заболевания и риски, успокоят человека или его встревоженных родных и дадут первые рекомендации – куда обратиться.

По словам Бейлезон, в такие места могли бы приходить и люди без официального диагноза, чтобы стигма не возникла и человек начал лечиться.

Для тех, кто не может сейчас работать или учиться, нужны программы досуга или полезной дневной занятости, и тоже по месту жительства: человек живет жизнью, а не болезнью, и как только болезнь немного отступает, у него должна быть возможность быть с людьми и заниматься интересным или нужным делом.

Родственникам людей с шизофренией, по мнению Бейлезон, были очень полезны программы «социальной передышки».

«Кто-то мог бы посидеть или погулять с человеком с психическим расстройством , если ему грустно, чтобы его родственники могли сходить в гости, к врачу, в театр. Человек может быть в состоянии, не опасном для здоровья и для других, но его близким может быть совестно его оставить», — говорит эксперт. – Самое важное – чтобы такие программы появились вблизи от дома и были доступны без долгого официального оформления».

Справка

Шизофрения – хроническое и инвалидизирующее психическое заболевание, для которого характерно нарушение мышления и восприятия. По статистике, им страдает около 1% населения планеты, ему в равной степени подвержены как мужчины, так и женщины. Симптомы заболевания делятся на три основных категории. Это позитивные – галлюцинации, бред, умственные и двигательные расстройства; негативные – потеря мотивации, апатия, скудность речи, асоциальность. Выделяют также когнитивную симптоматику – расстройства мышления, восприятия, памяти и внимания.

Подписывайтесь на телеграм-канал АСИ.

Можно ли победить шизофрению?

Тамара Ивановна живет вместе с сыном Владимиром, которому под пятьдесят. В 90-е он учился в институте, а в девятнадцать лет попал в секту. Потом — в психоневрологический диспансер, откуда вышел с диагнозом «шизофрения». Исчезли друзья, на работу не устроиться. Как вернуться к нормальной жизни, непонятно. Порочная карусель: больница — четыре стены квартиры, квартира — больница. В европейских странах таким людям помогают по возможности прийти в себя, восстановиться. В Беларуси Владимиру как взрослому инвалиду положена только пенсия в 240 рублей. Всё остальное на плечах мамы, которая тоже недавно вышла на пенсию. И теперь особенно остро встал вопрос: что будет дальше? Вернуться к жизни людям с диагнозами, которых боится работодатель и обыватель, помогает минский Клубный дом. В феврале после долгого перерыва он наконец «заселяется» в новое помещение.

С Тамарой Ивановной (имена героев изменены по просьбе матери — примечание редакции) встречаемся «на нейтральной территории». Говорить о сыне дома, то есть в его присутствии, она не готова — Владимир отрицает болезнь. Ему 47, большую часть жизни проводит в квартире. Выбирается разве что в магазин за сигаретами да в поликлинику на уколы. Пока мама не вышла на пенсию, заходил к ней на работу.

Читать еще:  Уход за диабетической стопой

Когда-то Владимир учился в институте. Еще раньше, в школе, увлекался радиотехникой, получал медали на технических конкурсах. В девятнадцать лет попал в секту «Трансцендентальная медитация». А в двадцать ему поставили диагноз — «шизофрения».

До больницы: «Что плохого может случиться в государственном учреждении?»

— Помните, что было в 90-е? На всех столбах — реклама школ духовных практик, — говорит Тамара Ивановна. — Они снимали залы в кинотеатрах, в школах, в детских садах — везде! Казалось тогда советским людям: вот это духовность пошла, вот это свет. Сын попросил абонемент на занятия по «Трансцендентальной медитации» во «Дворец юношества». Мы доверяли, ведь это государственное учреждение. Раньше был контроль: кто приходит, чему там учат. Что плохого может случиться в государственном учреждении?

По выходным к девяти часам Владимир уходил на занятия, возвращался после обеда. Родители спрашивали, почему так долго?

— Он рассказывал, как там хорошо, какая там космическая музыка. Они читали мантры и вращались под них. А после он начал странно реагировать на замечания. Чуть что — начинает вращаться и читать мантры. Перестал есть пищу, которую я готовила. Варил овсяную кашку. Ел только ее и сухарики. Я забила тревогу, — рассказывает мать.

Владимир учился хорошо, но из института его отчислили — пропускал занятия на военной кафедре. Мама говорит, что сын думал отслужить год после учебы, поэтому военным занятиям внимания не уделял. Но потом стало хуже:

— Сын читал книгу «Бахагавад-гита как она есть». И начал устраивать свою жизнь так, как он сам понял из этого учения и исходя из занятий, которые он посещал. Охотился за фотографиями, рвал и выбрасывал. Избавлялся от вещей, оставлял всего по одной паре — носки, рубашку. Остальные вещи прятал под кустами. Я ему гитару подарила — отдал кому-то. Такой вот минимализм, — рассказывает Тамара Ивановна о пути сына. «Аскеза» должна была избавить его от «болезненности последующих реинкарнаций».

Тогда услышать «шизофрения» было то же самое, что услышать «рак»

Владимир стал обвинять мать в «вещизме», указывая на несколько хрустальных вазочек в серванте:

— Мы богато никогда не жили, обычная семья, но и не бедствовали. Говорю ему: «Посмотри на обложку своей книги, ваша богиня сидит, обвешанная золотом, на коне, украшенном драгоценностями. А у меня несколько вазочек».

Владимир продолжал свой «пост» и «освобждение от связей с семьей». А через некоторое время попал в психиатрическую клинику.

Лечение: «Спит себе и спит. Всем удобно. А ему?»

— Из больницы ко мне вышел человек подавленный, с пустым взглядом. Мне объяснили — это воздействие лекарств. Врачи назвали мне диагноз и пожелали терпения. И я набралась терпения, и оказалось, что оно спасительно, — вспоминает Тамара Ивановна. Говорит, что тогда услышать «шизофрения» было то же самое, что услышать «рак».

В больнице женщина пыталась объяснить доктору, что считает, что на поведение сына повлияли духовные практики. Принесла книги, просила изучить их, но врач сказал: «Глубоко верующий человек — это уже ненормально».

— По действием больничных лекарств человек спит, — говорит Тамара Ивановна. Больные и их родственники сравнивают действия этих препаратов со смирительной рубашкой. — Он спит себе и спит. Всем удобно. А ему? Он же человек, но он живет ненормальной жизнью. Раньше вообще был только галоперидол, сейчас и в Беларуси появились другие лекарства. В прошлом году впервые за все время в больнице Владимиру разрешили принимать витамины и минералы. Даже обычным людям они нужны для активизации работы мозга. Врач позволил — и я впервые за 20 лет увидела эффект от лечения.

Реабилитация. «Никто не пробует вернуть их к жизни»

Тамара Ивановна считает, что с такими больными не достаточно работают психологи. Считается, что медикаментозного лечения достаточно. Самое тяжелое начинается после больницы. Социальные контакты сокращаются до минимума, родители и больные не получают поддержки или получают ее мало. Они просто не знают, как восстанавливаться после диспансера. Всё на плечах близких.

Друзей у Владимира не осталось. Мама единственный человек, с которым он общается.

— Моя роль — поддержание его жизни. Это то, с чем я, как я человек, который недавно ходил на работу каждый день, как-то справляюсь. С остальным — сложнее. Интеллект у сына сохранен. Но нужна коррекция поведения, нужно восстановить навыки. Всё это, наверное, может быть успешно, если этим будут заниматься профессионалы. Пока у нас людей с ограниченными от рождения способностями и тех, что заболели психически потом, рассматривают одинаково. Лечат по-разному, но в плане реабилитации не разделяют. Причем для первых развивается система помощи, а для наших детей не сделано почти ничего. Открываешь журнал со статьями о помощи людям с ограниченными способностями. Видишь деток с синдромом Дауна. Он идут на контакт, улыбаются, где-то их устраивают на работу. Те люди, которые с ними занимаются, чувствуют себя востребованными. Это хорошо! А вот взрослые люди с таким диагнозом, как у моего сына, менее коммуникабельны, достучаться до них тяжелее. И почти никто и не пытается. С ними всё было хорошо, но однажды они заболели — и оказались никому не нужны. Никто у нас не пробует вернуть их к жизни, помочь устроится на работу. Целая группа людей — обездолена.

Мне хочется, чтобы он остался в своей квартире

Сейчас Владимир мало приспособлен к жизни. Но Тамара Ивановна уверена, что таким больным можно помочь:

— Было бы хорошо, если бы лечение больных шизофренией было схоже с лечением обычного заболевания. Вывели из острого состояния — перевели в обычную палату. Если сломана нога, потом назначают реабилитацию, где сросшуюся конечность разрабатывают. А в случае с шизофренией просто снимают острое состояние, прописывают таблетки и отправляют домой на диван. Там он и остается, лишенный контактов с людьми.

Идут годы, новые навыки не приобретаются, старые — теряются. Тамара Ивановна сама пробует научить сына правильно питаться, пользоваться карточкой, как-то планировать бюджет. Сейчас у него выходит около шести рублей на день — такая пенсия. Наиболее вероятная перспектива для таких взрослых больных без родственников — интернат. А у Владимира Тамара Ивановна одна.

— А мне хочется, чтобы он остался в своей квартире, — говорит мама. Она объясняет, что разрушить изоляцию могли бы психологи и социальные службы. Профессиональные.

— Сейчас в Беларуси у тех, кто учится на социального работника, в курсе 30 часов психиатрии. Всего 30 часов! Что человек за это время узнает? Это же действительно сложные больные. Небезнадежные люди, нет, но с совершенно особенным поведением, которое нужно корректировать и направлять. В Европе социальный работник, который будет заниматься людьми с психическими заболеваниями, изучает проблему углубенно четыре года, практика — со второго курса. И результаты совершенно другие. Больные восстанавливаются, насколько это возможно. Они не чувствуют себя одни, общество их не боится. Не боится и работодатель слова «шизофрения», например. Думаете, не может такой больной заниматься каким-то спокойным трудом? Еще как может!

Читать еще:  Лечение переломов костей

Как вы можете помочь

Иногда Владимир приходит в минский Клубный дом. Это место, где помогают людям после психиатрических клиник: бывшие пациенты вместе готовят, занимаются шитьем, фотографией, организовывают сами себе занятия — учебу и досуг. Они при деле, да и родственники могут отдохнуть. Владимир пока не то чтобы очень активный участник жизни Клубного дома. Но, как говорят организаторы, выйти из своих четырех стен и сказать «здравствуйте» — это уже хорошо, это первый шаг. В принципе ходить таким людям особо некуда.

В феврале после четвертого переезда и очередного ремонта своими силами Клубный дом начнет работу в полную силу. Пока не было крыши над головой (почти год!), участники Дома собирались в парках, ходили в музеи и на выставки. Это неудобно, не всем подходит. Клубный дом — от ресепшена до кухни — должен быть открыт весь рабочий день.

За все время через Клубный дом прошло 150 человек. Им помогают социальные педагоги, психологи, юристы. Кто-то из бывших пациентов становится завсегдатаем Дома, кому-то юрист помогает устроиться на работу — тогда человек появляется в Доме все реже. Неожиданный переезд (не продлили аренду) ударил по Дому. Пришлось искать новое помещение, собирать деньги на электриков, долго согласовывать с коммунальщиками новую проводку. Света пока нет, но скоро будет. Впереди — косметический ремонт, который делают сами участники Дома.

Подпишитесь на «Клубный дом»! Для этого нажмите кнопку «Помочь» и выберите сумму разового платежа или подписку — ежемесячное списание с вашей карточки. На год работы Дому нужно 39468 рублей. В конце года «Имена» публикуют отчет о том, как потрачены деньги. Подписка поможет оплатить работу социальных педагогов, аренду и обустроить бывшим пациентам психиатрических клиник место для себя, где они «репетируют» реальную жизнь.

«Имена» работают на деньги читателей. Вы оформляете подписку на 3, 5, 10 рублей в месяц или делаете разовый платеж, а мы находим новые истории и помогаем еще большему количеству людей. Выберите удобный способ перевода — здесь. «Имена» — для читателей, читатели — для «Имен»!

Позитив и негатив

Правда, на практике лечение шизо­френии редко оказывается своевременным. Ведь её первые симптомы часто возникают в подростковом возрасте и обычно списываются на трудности пубертатного периода. Затем – на сложный характер, тяжёлые жизненные обстоятельства, реакцию на стресс. У женщин эта болезнь нередко обостряется в период менопаузы или после родов – а это, как извест­но, тоже не самые спокойные моменты в жизни. Поэтому часто шизо­френия долго остаётся нераспознанной.

Выделяют две большие группы признаков болезни: негативные и позитивные. Это не значит, что одни из них плохие, а другие хорошие. Просто при негативных симптомах человек теряет какие-то функции, а при позитивных, наоборот, проявляется то, чего раньше не было.

Негативные симптомы

  • Апатия, исчезновение любых интересов. Что воля, что неволя – всё равно. Человек может перестать следить за собой, забывает поесть.
  • Неадекватность, повышенная раздражительность, агрессия. Обычно немотивированные приступы злости человек демонстрирует по отношению к самым близким. Все прочие при этом могут долгое время ничего не замечать.
  • Самоизоляция, депрессия. Больной перестаёт искать встреч с друзьями, резко ограничивает круг общения. Депрессия и шизофрения – не одно и то же, но очень часто сопутствуют друг другу.
  • Снижение эмоционального отклика. Больные теряют способность сопереживать или радоваться. Любые их эмоции становятся бедными.

Позитивные симптомы

  • Галлюцинации. Могут быть слуховыми (голоса в голове) и зрительными (видения, необычно яркие сны).
  • Бред. Сначала появляются навязчивые идеи, фобии, затем – идеи сверхценного характера, а после – уже бред. Страхи при шизофрении – необычные. Например, больные могут панически бояться чем-то заразиться (мизофобия), из-за чего по сто раз на дню моют руки. Нередко встречается боязнь собак (кинофобия) и даже книг (библиофобия). А ещё могут возникать неоправданная подозрительность и беспочвенная ревность. Появление фобий – хоть и опасный симптом, но ещё не свидетельство болезни. Например, мизофобией страдали поэт Владимир Маяковский и дипломат Георгий Чичерин, хотя шизофрении у них не было.
  • Беспорядочное мышление. Страдают логика, процессы анализа и синтеза. Суждения становятся непоследовательны. Часто у больных – проблемы с чувством юмора, ассоциативным и абстрактным мышлением. Зато проявляется склонность к бессмысленному мудрствованию, бесцельным рассуждениям.
  • Психомоторное возбуждение. Оно может проявляться в совершении неадекватных или ненужных действий. И в повышенной говорливости.

Читайте также

Как отличить причудливого человека от шизофреника?

Как отличить причудливого человека от шизофреника? Очень часто бывает, что в жизни нам попадаются и привлекают наше внимание люди, очень эксцентрично одетые, своеобразно-причудливые, до безобразия неряшливые или простые с виду, а с лица полные гримас. Таких людей много,

Можно ли любить шизофреника?

Можно ли любить шизофреника? Есть женщины в русских селеньях, коня на скаку остановит, в горящую избу войдет, а по пути еще в шизофреника влюбится, нарожает детей и развестись успеет. К сожалению или к счастью, но так бывает в жизни.Как вы думаете, можно ли любить холодную

Какие родятся дети от шизофреника?

Какие родятся дети от шизофреника? Осинка не родит апельсинки. Это должен знать каждый натуралист. А вот с больными шизофренией и их детьми вопрос обстоит куда сложнее.Положение о том, что у больного рождается только больной, неверно. История знает много фактов, когда от

Глава 5 Успех шизофреника

Глава 5 Успех шизофреника Добиваются ли шизофреники успеха в жизни? Один великий человек сказал, что успех — это трудолюбие, помноженное на талант. И он где-то прав в своем незатейливом выражении. Ведь если разобраться в людях, которые достигли успеха, то выходит, что

Надо ли лечить шизофреника?

Надо ли лечить шизофреника? Если сравнить настоящее и будущее, то можно отметить, что гениальных людей становится меньше. Как это — меньше? Мы что, деградируем потихоньку? А как же научно-технический прогресс с компьютерными играми и телевизионными лохотронами? Ведь

КАК ПРИНИМАТЬ НА РАБОТУ

КАК ПРИНИМАТЬ НА РАБОТУ Если вам по долгу службы приходится заниматься подбором кадров, то есть смысл обратить особое внимание на предрасположенность к тем или иным видам деятельности людей, относящихся к разным психотипам.Самые хорошие исполнители — психастеники. Они

Кровь шизофреника

Кровь шизофреника Что получится, если взять свежий труп повешенного, растолочь его в порошок, смешать с водой, а затем впрыснуть через нос? Универсальное лекарство от всех травм и болезней. По крайней мере так считали европейские доктора XVI века. В других культурах для

Можно ли обсуждать работу мозга в церкви?

Можно ли обсуждать работу мозга в церкви? Дома молитвы — это важное достижение человечества. Мы приходим в церкви, синагоги, мечети и храмы, чтобы молиться, учиться и находить единомышленников. Орган, который позволяет нам принять такие решения, — наш мозг. Когда он

Читать еще:  Как выдавить прыщ?

10. «Я» И ЛОЖНОЕ «Я» У ШИЗОФРЕНИКА

10. «Я» И ЛОЖНОЕ «Я» У ШИЗОФРЕНИКА Теперь мы попытаемся подкрепить наше сообщение избранными описаниями шизофрении, данными одной пациенткой-американкой на стадии выздоровления. Об этом случае сообщают два американских автора, Хейвард и Тейлор, а психотерапией с

11. Можно ли контролировать работу памяти!

11. Можно ли контролировать работу памяти! Да, и в большей степени, нежели вы предполагаете. Часто мы фиксируем информацию на уровне подсознания, и такие воспоминания можно вызывать к жизни, воздействуя на подсознание (на этом принципе построена реклама с элементами

Принцип 1. Медикаменты порой необходимы, но принимать их можно, лишь определившись с диагнозом и только по рекомендации специалиста

Принцип 1. Медикаменты порой необходимы, но принимать их можно, лишь определившись с диагнозом и только по рекомендации специалиста В этом заключается основополагающая концепция: мы, врачи, не должны лечить просто совокупность симптомов, но определить истинную причину,

Принцип 4. Медикаменты можно принимать только в том случае, если риск отказа от них превышает риск от возможных побочных эффектов

Принцип 4. Медикаменты можно принимать только в том случае, если риск отказа от них превышает риск от возможных побочных эффектов Другими словами, вам необходимо взвесить соотношение между риском и выгодой. Каждое лекарство может оказаться для вас не только полезным и

Можно ли принимать лекарства, если диагноз не поставлен?

Можно ли принимать лекарства, если диагноз не поставлен? Да. Можно, но существуют определенные нюансы. Вспомните, например, мою историю. Время от времени, когда слишком возбуждена, я принимаю диазепам, чтобы заснуть. Я не подхожу под диагностические критерии тревожного

«Можно! Конечно, можно. Иди за ребятами»

«Можно! Конечно, можно. Иди за ребятами» Мне кажется, что наукой отец занимался всегда, каждую минуту своей жизни, что бы он ни делал, а не только тогда, когда сидел за письменным столом. Условия для работы у него были очень трудные, а точнее – никаких условий для работы не

Безусловно, для больных шизофренией есть определенные ограничения при выборе профессии. Специфика некоторых специальностей может не только негативно отразиться на состоянии больного, но и иметь нежелательные последствия для его окружения. Поэтому людям, страдающим шизофренией, следует избегать:

  • специальностей, связанных с интенсивным межличностным общением;
  • мест работы, где очень много стрессогенных для пациента факторов;
  • рабочих мест, где высока вероятность частых конфликтных ситуаций.

Помимо этого больным шизофренией не стоит выбирать такие виды деятельности, которые связаны с работой ночью. Ночные смены и, как результат, нарушение режима сна и бодрствования могут негативно сказаться на состоянии и даже спровоцировать новые приступы болезни.

Людям с диагнозом «шизофрения» также не стоит выбирать специальности, которые связаны с повышенным риском для жизни (работа с электрическим и газовым оборудованием; деятельность, связанная с выполнением работ на высоте, и др.).

Заболевание является одним из оснований для отказа при трудоустройстве на работу, которая подразумевает ношение оружия (специальности, связанные с охраной, работа в правоохранительных органах).

В случае, если работа или ее характерные особенности могут стать причиной обострения бредовых идей, от нее тоже лучше отказаться. Эта рекомендация действует и в отношении профессий, которые связаны с ответственностью за других людей. В данных ситуациях при обострении заболевания пациент может представлять опасность как для себя, так и для окружающих.

Примерный перечень профессий, которыми может заниматься человек, страдающий шизофренией:

  • Виды деятельности, которые предусматривают перерывы в работе и возможность переключить внимание, например занятие фотографией, шитье, работа агрономом, лаборантом, статистом, библиотекарем.
  • Людям с шизофренией следует обратить внимание на профессии, которые требуют выполнения небольшого объема работы и однообразных действий: рабочие на производстве, швея, роспись и отделка, садоводство.
  • Сфера деятельности, не связанная с материальной ответственностью, не требующая тяжелых физических усилий (IT-технологии, SMM, программисты).
  • Занятость, которая не требует постоянного общения, или работа в небольшом коллективе. Например, инженером, бухгалтером, ветеринаром.
  • Предпочтение следует отдавать также работе, выполнение которой не будет вызывать у больного шизофренией сильного нервно-психического напряжения.

Материалы на сайте 24health.by носят информационный характер и предназначены для образовательных целей. Информация не должна использоваться в качестве медицинских рекомендаций. Ставит диагноз и назначает лечение только ваш лечащий врач. Редакция сайта не несет ответственности за возможные негативные последствия, возникшие в результате использования информации, размещенной на сайте 24health.by.

Наши партнеры

Нашы партнёры

Наши сертификаты и награды

Регистрационное свидетельство
svidetelstvo gosregСвидетельство о госрегистрации СМИ
sertifikat tiboДиплом интернет-премии Tibo
Диплом выставки «Материнство и детство»
Диплом выставки «ПараЭкспо»

Лауреат «Золотая Литера»
Регистрационное свидетельство
svidetelstvo gosregСвидетельство о госрегистрации СМИ
sertifikat tiboДиплом интернет-премии Tibo
Диплом выставки «Материнство и детство»
Диплом выставки «ПараЭкспо»

«Здоровые люди» – это портал о здоровье под эгидой Министерства здравоохранения Республики Беларусь. На нашем портале только достоверная актуальная информация о здоровье и болезнях от высококвалифицированных врачей и экспертов в области здравоохранения. Мы помогаем людям сохранить здоровье и поддерживаем тех, кто заболел.

Лауреат «Золотая Литера»

Республиканское унитарное предприятие
«Редакция газеты «Медицинский вестник»,
УНП 100058405
Учредитель: Министерство здравоохранения Республики Беларусь
Адрес: 220017, г. Минск, ул. Матусевича, 77-4
Телефон: +375 17 378 42 72
E-mail: info@24health.by

При копировании или цитировании текстов активная гиперссылка обязательна. Все материалы защищены законом Республики Беларусь «Об авторском праве и смежных правах».

Маленькая типография

За работой в «Маленькой типографии»

В первый год существования проект столкнулся с серьезным препятствием: ни одного из подопечных не удалось трудоустроить. В многомиллионной Москве просто не нашлось для них вакансий.

Да, это были ребята с особенностями, но они могли и хотели работать. «Тренеры помогали составлять и рассылать резюме, сами звонили работодателям, обращались даже в волонтерские организации, чтобы наши подопечные смогли получить свой первый опыт работы, почувствовать себя нужными, взрослыми, – говорит Надежда Степунина. – Однако мы потерпели неудачу: многие работодатели выслушали нас, некоторые искренне сочувствовали нашим ребятам, но никто так и не решился взять их на работу».

И тогда в «Изумрудном городе» появилась «Маленькая типография». Сейчас там работают 12 человек: 3 тренера, 9 сотрудников и 2 стажера. Они осваивают типографское дело и выпускают визитки, листовки, брошюры, открытки и блокноты на заказ. Благодаря работе и общению молодые люди не замыкаются в одиночестве и беспомощности, а выходят из дома и учатся находить свою дорогу в большом мире.

Лечение шизофрении

В настоящее время медицина не располагает средствами и методами, которые могли бы полностью избавить человека от этой болезни. Но исключить рецидивы заболевания или снизить их частоту – задача вполне выполнимая.

В лечении шизофрении используют медикаментозную терапию; если она не дает эффекта – электросудорожную терапию (пропускание через мозг электрических импульсов). Очень редко, лишь в крайних случаях, применяют ввод пациента в гликемическую кому и хирургическое вмешательство.

Психотерапия применяется вместе с приемом препаратов как поддерживающее лечение.

При острых состояниях, угрожающих жизни больного и окружающих (длительный отказ от пищи, попытки суицида, агрессивное поведение и др.), необходима госпитализация.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector