You-gen.ru

Здоровье и медицина
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Не хотите секса с мужем? 3 задачки для вас

Не хотите секса с мужем? 3 задачки для вас!

Девушка в красном платье на берегу пруда

Рождение детей меняет все сферы нашей жизни и даже наш ответ на вопрос «Кто я?» А по интимной сфере это событие часто проходится бульдозером. Вы делите свою интимную историю на «до рождения детей» и «после»?

Тема этого видео — «Я не хочу секса с мужем». Я не буду ни рассуждать о причинах, ни рассказывать, как это разрушительно для отношений (а это разрушительно). Только предложу вам решить одну задачку. А потом еще две))

Если вы хотите секса с мужем, все равно обязательно посмотрите это видео. Если ничего не предпринимать, с годами интимная жизнь тускнеет. Как говорят англичане, gravity wins (сила тяжести побеждает). Так что давайте предпринимать!

Сегодняшняя тема очень деликатная и болезненная: «Я не хочу секса с мужем». Я знаю, что под этой фразой с болью и горечью подпишутся тысячи или сотни тысяч женщин. И знаю это потому, что, во-первых, согласно моим опросам это одна из самых острых проблем в браке. Во-вторых, я получаю много писем от женщин с их историями, и очень часто они рассказывают именно об этом.

И эта проблема имеет много составных частей, она комплексная. А о том, что это именно проблема и её необходимо решать, мы подробнее поговорим в следующем видео. Я не ставлю своей задачей сегодня помочь вам её в корне решить, поскольку это зависит от многих факторов. Но я надеюсь, что помогу посмотреть вам на неё по-другому, и это поможет вам найти новое решение.

Что на самом деле означает «Я не хочу секса с мужем»

Итак, когда мы говорим: «Я не хочу секса с мужем», то мы иногда, изредка имеем ввиду: «Я ВООБЩЕ не хочу секса». Иногда мы имеем ввиду: «Я ВООБЩЕ не хочу секса с ЭТИМ мужчиной».

Но на самом деле мы гораздо чаще имеем ввиду: «Я не хочу секса ТАК: на таких условиях, в таких обстоятельствах». Например:

  • «Я не хочу, когда ты намекаешь на него в 12 ночи, когда я уже засыпаю»
  • «Я не хочу, когда ты предлагаешь его ТАК: так буднично, так грубо, так витиевато или, наоборот, так прямо» — это все очень индивидуально, главное, что я ТАК не хочу
  • «Я не хочу, если ты перед этим на меня накричал»
  • «Я не хочу опять по этому сценарию»

То есть, я не хочу не вообще, а не хочу как-то вот так.

И как именно я не хочу — это очень индивидуально, потому что это вообще тема очень индивидуальная. И это может быть что-то совсем мелкое, связанное и с физиологией, и с какими-то бытовыми вещами, но вот что очень часто бывает общим — это «я не хочу после того, как ты на меня накричал». Как говорят сексологи, у женщины прелюдия начинается с утра. То есть для нас очень важно, как мы общались в течение дня, нам важна связь между нами, чтобы мы почувствовали это желание в себе. Все остальное бывает очень индивидуально и вариативно.

Три задачки для вас

Вот тут возникает три задачи:

  1. Первая задача, это выяснить, как я не хочу, на каких условиях, при каких обстоятельствах.
  2. Вторая задача — выяснить, а как я вместо этого хочу. Вот этого я не хочу, а хочу я как?
  3. И третье, это корректно донести это до мужа. И все три задачи очень непростые.

Первая предполагает пристальное внимание к себе, своим чувствам и ощущениям своего тела, очень внимательное чувствование себя.

Вторая задача предполагает неопределенность , такой период, когда вы знаете, как вы не хотите, но еще не знаете, как вы хотите. И это возможно вызовет чувство растерянности. И я предлагаю вам всячески приветствовать эту неопределенность и дать себе возможность поисследовать смело, как это может быть, как вы хотите. Результаты могут быть потрясающими, здорово обогатить вашу жизнь.

Ну, и третья задача — корректно донести это до мужа, она связана с риском. Как бы вы это корректно ни делали (это можно делать вербально, это можно делать невербально, показать, что называется, а не рассказать), тут тоже все очень индивидуально. И, возможно, то, что вы хотите, выходит за зону комфорта вашего мужа или не соответствует его представлениям о том, как это должно быть. Тут всегда есть риск.

Выигрыш может быть огромным!

Как утверждает Ульрих Клемент, известный немецкий сексолог, когда вы рассказываете, как вы хотите, уже в долгосрочных, устоявшихся отношениях, когда вы привносите что-то новое, вы всегда рискуете оказаться не понятой, вызвать даже обиду у своего партнера. Но это тот случай, когда, «кто не рискует, тот не пьет шампанского». Потому что выигрыш может быть огромным, как для вас, как для женщины, так и для вашей жизни. Это огромная разница — жить без желания, без вдохновляющих, удовлетворительных сексуальных отношений, или с ними.

Девушка в белом свитере лежит ждет

Это может быть огромной разницей для вас, как для пары (об этом подробнее я расскажу в следующем видео), и это может быть огромной разницей для вашего мужчины тоже. Не смотря на расхожие представления о том, что мужчины бывают эгоистичными в постели, на самом деле ваш мужчина очень хочет, чтобы вы получали удовольствие, и будет очень рад и по-настоящему счастлив вам его доставить. Я в этом абсолютно уверена.

Итак, ваш самый первый шаг— это выяснить, как вы не хотите, при каких обстоятельствах и на каких условиях вы не хотите.

Я не буду ждать, что вы подробно мне расскажете, как вы не хотите. Это слишком интимно, лично. Но я надеюсь, что, может быть, вы сможете поделиться со мной и другими женщинами, которые сталкиваются с этой проблемой и ищут решения, к каким результатам привели ваши поиски.

Врачи объяснили, почему подростки не торопятся вступать в отношения

Исследования, проведенные среди американских подростков, показывают, что в последние несколько лет в западных странах происходит так называемая сексуальная рецессия или контрреволюция: подростки и молодые люди все реже занимаются любовью и не проявляют большого интереса к выстраиванию отношений.

Согласно данным Центра по контролю и профилактике заболеваний в американских школах, в 1991 году больше половины старшеклассников уже имели сексуальный опыт, причем 37,5% — регулярный, а в 2017-м эти показатели снизились до 39,5% и 28,7%. Вместе с интересом к сексу более чем втрое снизилось и количество подростковых беременностей, однако и по достижении сексуальной зрелости современные молодые люди не торопятся вступать в интимные отношения. Согласно результатам исследования, опубликованного в прошлом году The Washington Post,

у 23% американцев в возрасте от 18 до 29 лет за последний год не было ни одного сексуального контакта.

Саморазвитие важнее

«Современная молодежь от 20 до 35 лет действительно не всегда стремится вступать в отношения, потому что не понимает — зачем, — пояснил «Газете.Ru» Илья Котляров, психолог, эксперт сервиса онлайн-психотерапии «Zigmund.Online». — Старый стереотип, что твое предназначение работать на заводе или рожать детей уступает большому количеству альтернативных возможностей. Заработать может даже подросток и ребенок, если проявит смекалку и активность. Вырастая, часть из них все-таки вступает в брак, но гораздо позже, чем их родители. Для многих же брак и дети кажутся обременением. Энергию сейчас стремятся пустить в себя и свое развитие, развлечение, достижение целей не семейных, а индивидуальных».

Читать еще:  Агрессия во время сна

Такая индивидуалистская логика имеет свои преимущества в виде выигранного времени на занятия саморазвитием и путешествия, но несет в себе и определенные психологические сложности для подростков. «Неумение заводить доверительные отношения, отсутствие эмоциональной поддержки в паре, психологическое давление грядущей ответственности и тревога за собственное будущее, страх показаться «неуспешным» и «слабым» — результаты такого подхода, — отмечает психолог. — Из-за них может возникать эмоциональное выгорание и депрессия».

По словам врача-сексолога и психотерапевта Ольги Маркиной, в настоящее время

самая распространенная проблема в отношениях — страх и избегание интимности.

«Когда я спрашиваю своих пациентов, что они думают об интимности, в большинстве случаев они вкладывают только один смысл — интимные отношения пары. На самом же деле понимание интимности гораздо шире, — отмечает врач. — Это процесс, в котором переплетаются и эмоциональная, и духовная, и сексуальная близость с соблюдением автономности и границ другого человека».

В основе установления интимности лежат такие важные качества, как принятие, доверие, открытость, что подразумевает определенную уязвимость. Приходится идти на риск, испытывать страх быть брошенным, преданным или обманутым. «Многие на это просто не готовы, ведь гораздо легче строить отношения, где тебе не надо вовлекаться, открываться, где риск травмировать психику гораздо ниже. Свайп влево — свайп вправо и никакой головной боли», — добавляет Маркина.

В результате у современных молодых людей не формируется навык справляться самостоятельно со стрессом и эмоциями, которые неизменно возникают при построении отношений. «Когда ты не умеешь с этим справляться, проще не заводить отношений. Армия вебкам-моделей, неограниченный доступ к любому порно-контенту — все это дополнительные гвозди в крышку гроба для мотивации встать и идти заводить отношения, в которых еще надо сформировать интимность», — уверена эксперт.

Слишком много секса вокруг

Среди причин отказа от отношений сексологи называют распространенность и доступность порноконтента. «Подросток слишком рано сталкивается с порно, не будучи к этому еще ни физически, ни психологически готовым, отмечает Лия Журавлева, психолог-сексолог онлайн-сервиса YouTalk. «Это негативно сказывается на становлении здоровой сексуальности. Кроме того,

порноконтент формирует завышенные ожидания от сексуального контакта, например, что половой акт должен длиться 20-30 минут, и любые несоответствия ожиданиям могут способствовать неуверенности и страху неудачи перед сексом»,

В то же время сексуальное образование и дискуссия об интимной жизни, которая теперь зачастую выставляется на показ, разрушают романтический образ, созданный вокруг секса прежней культурой. Если до сексуальной революции он казался чем-то запретным и оттого притягательным, современные подростки думают, что в сексе нет ничего особенного, ради чего стоило бы напрягаться и выстраивать отношения с незнакомым человеком.

«Достаточно обратить внимание на соцсети и медиа, чтобы увидеть заостренный фокус внимания исключительно на внешнем, на теле — объективизация повсюду, — объясняет врач-сексолог Ольга Маркина. — Секс позиционируется только как физический контакт, как спорт, где механика движений и техника упражнений существуют для достижения цели — оргазма. Сексуальность сводится к чисто физиологическим реакциям конкретного человека при сексуальном контакте».

При этом качественный секс важен для психического здоровья, отмечают сексологи. Однако он невозможен без определенной эмоциональной близости между партнерами, а это не всегда легко дается, добавляет Татьяна Яковлева, психолог-сексолог сервиса «YouTalk». «Мастурбация в этом плане гораздо проще, это путь наименьшего сопротивления, — отмечает эксперт. — Эта тенденция, скорее, тревожит, но, возможно, это просто закономерное изменение, общество двигается в сторону большей самодостаточности.

Футурологи уже несколько десятилетий рисуют нам картинку общества отдельных людей, где каждый сидит за своим компьютером, в собственной реальности — может быть, к этому и идем».

Как динамический психотерапевт я связываю феномен отсутствия влечения как действие психологических защит. Наша психика так устроена —защищать нас от неприятных эмоций. Тогда, бывает, сексуальное желание внутри человека есть, но по каким-либо причинам оно оказывается травмирующим, неприемлемым — и вытесняется в подсознание. А на уровне сознания появляется идея, что секс не важен или секс — это плохо, он мешает. Но если человек осознанно выбирает этот путь, то пожалуйста. Необязательно всех лечить».

Стресс снижает либидо

Сексологи признают, что отказ от секса может быть также спровоцирован повышенным количеством тревоги и стресса в нашей жизни, приводящих к депрессии и снижению либидо. «В связи с ускорением темпа жизни, снижением активности, завышенными ожиданиями, нестабильностью, высокой информационной доступностью и нагрузкой, молодым людям все сложнее становится справляться с такой стрессовой средой, — поясняет сексолог Лия Журавлева. — Последнее время ко мне обращается все больше клиентов с клинической депрессией, а снижение сексуального влечения — как раз одно из ее проявлений. В анамнезе клиента также часто встречаются случаи сексуального насилия, что негативно сказывается на сексуальной сфере».

«Сейчас бум хронической усталости, скрытых хронических воспалений, дефицита витаминов и микронутриентов, особенно в мегаполисах. У людей иногда просто нет ресурса на сексуальные отношения,

— отмечает Яковлева. — Таких клиентов я отправляю к эндокринологу. Это действительно вопрос не только психологии, но и медицины, и социологии».

Режим самоизоляции и пандемия добавили тревоги, которая не могла не отразиться на отношениях и интересу к сексу. Многие пары, по словам сексологов, на карантине испытывали усталость друг от друга и не могли думать о сексе. По словам сексолога сервиса «YouTalk» Яны Аникиной, запросы от самих молодых людей поступают как раз в связи с одиночеством и желанием найти партнера, либо разобраться в своих отношениях. А вот обеспокоенность по поводу отсутствия личной жизни чаще выражают родители подростков, которые жалуются, что ребенок сидит дома, у него нет друзей, девушки или молодого человека.

«Это явление прослеживается, но пока не несет глобальный, пугающий характер, — отмечает Аникина. — Настораживает, скорее, сложность установления отношений вживую, подмена виртуальной реальностью, которая усилилась на карантине. В то же время для подростков характерна большая избирательность, которая ведет к повышению возраста вступления в отношения, и в этом есть плюсы, связанные со снижением количества нежелательных беременностей».

Норма меняется

То, что норма меняется, сексологи не считают большой проблемой, предлагая понаблюдать за событиями и не делать поспешных выводов. Некоторые из них, напротив, видят в осознанном отношении к сексу большую пользу. «Сложно однозначно сказать, хорошо это или плохо, это такая характеристика нашего времени, — поделилась сексолог Яковлева. — Сексология как наука в определённой степени следует за этими изменениями — если ещё десятилетие-два назад было понятие нормы для частоты половых контактов, и даже выделялась эта норма для людей разного возраста, то сейчас под норму попадает все, что комфортно и устраивает самого человека или обоих партнёров. Это касается и частоты, и форм интимной близости».

Секс для здоровья полезен, но и его отсутствие ни к чему ужасному не приведет, поясняет врач-сексолог и психотерапевт Амина Назаралиева, соучредительница Mental Health Center. «Можно всю жизнь жить без секса, и ничего страшного не случится.

Еще никто не умирал от отсутствия секса, но есть такие расхожие мифы, что женщины, у которых нет секса, злые. Это не так. Нельзя жить без сна, без еды, воды, но без секса совершенно точно возможно прожить счастливым и здоровым. Особенно, если это добровольный и осознанный выбор».

Раньше коллективная идентичность оказывала большое влияние на жизнь конкретного человека, и судьба одного крестьянина или горожанина была во многом неотличима от судьбы односельчан или соседей, рассказала Марина Фадеева, психолог ЛГБТ-группы «Стимул». «Сфера сексуального среди прочих была подчинена прагматичным интересам группы, к которой принадлежал человек — отсюда рассмотрение сексуальности в контексте деторождения и распространенный взгляд на ребенка как на рабочую силу. Лишь недавно ведущую роль в жизни человека стала играть не коллективная идентичность, а индивидуальная, а точнее — совокупность множества идентичностей, определяющих человека — его религиозная, национальная, профессиональная, гендерная и сексуальная», — пояснила Фадеева.

Читать еще:  Простуда у беременных

По ее словам, если раньше секс был окружен запретами и тайной, в понимании современного человека он занимает свою ценную, но не исключительную роль — как одного из важных аспектов жизни человека. «Молодым людям в США в 1960-х нужно было использовать свою сексуальность как способ бросить вызов своим родителям или обществу потребления в целом, молодые люди сегодня могут не менее революционно использовать «принцип активного согласия» при взаимодействии со своим сексуальным партнером», — уточняет эксперт.

Сегодня все больше молодых людей сегодня обходится со своей сексуальностью осознанно, не прибегая к сексу как к доказательству своей взрослости или для удовлетворения прихоти партнера. «Освобождение секса для изучения и обсуждения дает современному человеку и возможность для выбора своей поведенческой стратегии, которая больше не является простым копированием установок родителей или общественных ожиданий. Внимание к своему гендеру и сексуальному опыту позволяет лучше понимать собственные желания и определять сексуальную стратегию через соотнесение с людьми со схожим опытом — через определение собственной сексуальной ориентации, — добавляет Фадеева. —

Молодежь в XXI веке не призывает всех вовсе отказаться от секса, но хочет обходиться со своей сексуальностью и сексуальностью партнера осознанно и бережно. Кажется, XXI век уместно было бы назвать веком сексуальной свободы — свободы выбора себя и своей сексуальности».

«Мы настолько перенасыщены контактами, информацией и работой, что у нас просто может не оставаться сил на близость с партнерами и на то, чтобы создавать такой контекст, где друг друга хотелось бы, — добавляет Назаралиева. — Гораздо проще сбросить напряжение с помощью мастурбации, которая гарантированно приведет тебя к успеху, особенно если ты включаешь какое-то любимое порно, чем строить отношения и как-то организовывать секс в рамках этих отношений, даже если они случайные. Кроме того, похоже что секс становится все более добровольным. Возможно, остается все меньше плохого секса и все больше хорошего. Поэтому, в целом люди стартуют позже. Может быть, они занимаются сексом реже, но куда более качественно, и это хорошо».

«Это сделает тебя спокойнее»:
Истории женщин, которым сделали обрезание

Документальный фотограф и журналист. Родилась и живет в Санкт-Петербурге. В 2007 году окончила факультет журналистики СПбГУ. В настоящее время обучается в школе документальной фотографии Михаила Доможилова. Публиковалась в National Geographic, Lenta.ru, «Медиазоне», Discovery, Russia Beyond The Headlines.

— Женское обрезание — частичное или полное удаление внешних половых органов. Операция распространена преимущественно в странах Африки, а также в нескольких странах Азии и Ближнего Востока. В настоящее время в мире проживает около 200 миллионов женщин, прошедших через этот ритуал. Никаких медицинских показаний для проведения операции нет. «Шрамы» — это истории женщин Гамбии, переживших эту процедуру в детстве. Многим из них пришлось пройти не только через калечащую операцию, но и через осознание того, что им нанесены непоправимые увечья.

Вот уже несколько лет в стране активно распространяется информация о вреде женского обрезания, которое когда-то считалось частью культурной традиции, призванной снизить сексуальное желание женщины и сохранить ее чистоту до свадьбы. По статистике, процедуре подверглось 76% женщин страны. Официально операция запрещена с 2015 года, однако продолжает выполняться подпольно и по сей день. Случаев привлечения к ответственности крайне мало, а в связи со сменой власти в этом году многие люди думают, что и прежние законы больше не действительны. Уйдет ли в прошлое этот ритуал, зависит только от сознания женщин и их отношения к этому вопросу.

Сарьо Вах, 37 лет

— «Давай сходим в лес за дровами» — я навсегда запомнила эти мамины слова, хотя мне было всего пять лет. Кто бы мог подумать, что они предвещают такую боль, а эта прогулка будет отличаться от всех предыдущих. В лесу нас уже ждала женщина, готовая провести операцию. Были и две другие девочки примерно моего возраста. Я помню, что все произошло довольно быстро: меня просто отвели в кусты, где она без каких-либо предварительных процедур проколола мой клитор иглой и просто срезала обычным лезвием. Не было никаких обезболивающих, кроме народных средств, таких как ментол и моча осла. И была нестерпимая боль, которая продолжалась неделями. Мама не сказала мне ни слова, так ничего и не объяснила, даже когда все зажило.

Я рано вышла замуж, в 14 лет. Не могу сказать, что родители настояли, — выбор был мой, я чувствовала, что влюбилась. Моему мужу было 25, но, несмотря на нежные чувства, любой сексуальный контакт с ним был болезненным. Я родила пятерых детей, и роды были тяжелыми, одна из причин тому — оставшиеся шрамы. Я уверена, что в процедуре женского обрезания нет ничего хорошего. Потеря крови, инфекции, боль, а иногда и смерть. Сегодня женское обрезание вне закона, но процедура продолжает проводиться тайно. Иногда доходят слухи, что то тут, то там обрезали младенца в туалете. Хочется, чтобы это прекратилось.

Asha-miles_01

Мариама Джуф, 24 года

— Я подверглась операции, когда мне было пять лет. Я помню, как нас с сестрой повели в другой дом, где были еще три девочки. Мы, разумеется, не знали, что нас ждет. Все это выглядело как небольшой праздник, но что-то было не так. Нам сказали есть, не поднимая глаз и не глядя по сторонам, а затем по одной стали уводить в ванную. Барабанщики стучали все громче, чтобы заглушить крики. Я помню, мне и самой дали постучать в барабан, и я даже было заулыбалась, пока не настала моя очередь. Сказать о том, что это было больно, — ничего не сказать. Еще неделю я лежала практически без движения, а когда мне нужно было в туалет, я испытывала ужасную боль. Они ведь не используют ни обезболивающего, ни каких-либо методов обработки. Разве что кипятят воду с козлиным пометом, на которую тебе потом нужно присесть. А потом начались и другие проблемы, инфекции, да и боль никуда не делась.

Когда у меня появился муж, мне были болезненны сексуальные отношения с ним и я не чувствовала никакого удовольствия. Разговаривая с сестрой, живущей в Сенегале, которая не подвергалась операции, я узнала, что бывает по-другому. Если бы я могла вернуться в то время, я бы сказала матери не делать этого со мной. Сейчас у меня 4-летняя дочь, и моя мама хотела было настоять, чтобы ей тоже провели операцию. «Я убью тебя, если ты так поступишь!» — был мой ответ.

Asha-miles_02

Айда Мбенга, 22 года

— Я думаю, что была под каким-то гипнозом во время обрезания. Практически ничего не помню, все словно в тумане. Моя мама сказала тогда: «Мы поедем на день рождения в Банжул» — и мы действительно куда-то поехали. И был дом, и какая-то женщина, а потом все исчезло. Было ли мне больно? Не знаю. Помню, что после оказалась в госпитале: мне сказали, что я потеряла много крови, но все обошлось.

Мой отец из народа волоф, у которого не принято делать девочкам обрезание. Мама же из народа серер, у которого, наоборот, эта традиция процветает. Она искренне верила, что обрезание необходимо, что оно «делает тебя спокойнее» — так она после говорила. Отец был против процедуры, но мама сделала ее втайне. Он не знает до сих пор, а я все не могу отважиться ему сказать. К счастью, другие мои сестры не пострадали — с тех пор, как о негативных последствиях женского обрезания стали активно говорить, мама изменила свое мнение. Мне хотелось бы, чтобы его изменили все женщины, — этот обычай на самом деле ужасен!

Читать еще:  Остались шишечки после склерозирования.

Asha-miles_03

Халимату Сизай, 26 лет

— Я помню, что церемонию обрезания готовили как настоящий праздник. Она проходила в большом доме, приехали родственники, кругом царило какое-то необычное воодушевление. Было около десяти девочек, не только соседские, но и мои сестры. Мне самой было тогда шесть лет. Были танцы, песни, угощения… Нам давали конфеты, мы играли и были практически счастливы… Я замечала, что кого-то вдруг уводили, а потом кто-то плакал. Но ведь мы были дети, а тогда все воспринималось по-другому. Я не видела лица той женщины, что отрезала мой клитор. Но я не забуду ее никогда и всю ту боль, что тогда испытала. Помню и странную смесь, которую она использовала как обезболивающее: она состояла из каких-то трав и томатной пасты. И хотя мне удалось избежать многочисленных инфекций, сегодня я прекрасно осознаю, что со мной сделали и какой бы могла быть моя жизнь, если бы не это.

Когда я училась в школе, к нам в класс пришли активисты из организации, борющейся с женским обрезанием в Гамбии. От них я узнала всю правду об этой операции и решила сделать хоть что-то, чтобы это прекратить. Я работаю журналистом и пару лет назад сняла небольшой документальный фильм о процедуре. И хотя сегодня в стране делается немало, чтобы это прекратить, женское обрезание продолжает существовать подпольно. Просто однажды ты просыпаешься и узнаешь, что соседского ребенка ночью обрезали. Кто это сделал, ты не узнаешь никогда. Некоторые женщины продолжают верить, что эта традиция должна быть сохранена. К сожалению.

Asha-miles_04

Сайнабу Бах, 19 лет

— Я подверглась обрезанию, когда мне было девять лет. И хотя я знала заранее от старших сестер, что со мной это произойдет, как и когда это будет, держалось в тайне. Церемония проходила в доме, помимо меня было еще несколько девочек. Со стороны все это выглядело как праздник: танцы, барабанные ритмы и очень вкусная еда. Потом по одной нас начали уводить. Эту боль я не забуду никогда. Несколько дней после обрезания я лежала без сил. Помню, что мне давали какие-то ампулы и постоянно оборачивали вокруг талии «поясом из мокрых листьев», который должен был также облегчить мою боль. Мне повезло, что удалось избежать инфекций и осложнений.

Позже мама попыталась объяснить, что со мной сделали: «Это — традиция, уважение к семье и самой себе. Это — наша культура». Сегодня я счастлива, что эту традицию наконец запретили. Это очень больно, я бы не желала такого никому.

Asha-miles_05

Фату Боджанг, 52 года

— У меня не осталось воспоминаний о собственном обрезании — все произошло, когда я была младенцем. Это традиция, моя мама поступила точно так же, как и все остальные родители. Я думаю, хорошо, что это произошло, когда я была совсем маленькой. Говорят, чем старше ты становишься, тем больнее. Позже другие женщины обучили меня выполнять операцию самой, и уже с семнадцати лет я проводила ее девочкам. С годами я стала настоящим профессионалом, мне доверяли и не боялись приводить ко мне детей, ведь знали, что я хорошо это делаю. В моей практике не было ни единого случая осложнений.

Год назад, когда операцию запретили, мне пришлось закопать все свои инструменты и навсегда об этом забыть. Мне жаль, что приняли этот закон, — мы должны сохранять свои традиции. Да и что в этом плохого? Если руки хорошие, осложнений никаких не будет. А что касается сексуальности, то я думаю, что для женщины в первую очередь важно ментальное удовольствие, осознание того, что она живет в семье, с мужем. Физическое же удовольствие абсолютно неважно.

Asha-miles_06

Салли Манех, 48 лет

— Я была совсем малышкой, года три, когда мне провели обрезание. Не помню ни боли, ни крови, но отчетливо помню бритву в руках пожилой женщины. У нас в культуре не принято, чтобы родители что-то объясняли до или после, поэтому до тех пор, пока об этом не стали говорить по телевизору, все думали, что просто так нужно. «Моя мама была обрезана, я сама была обрезана, и ты тоже должна быть обрезана», — вот единственное, что сказала мне мама годами позже. Я и сама искренне верила, что это добрая традиция, которая призвана сохранить чистоту женщины. Я сделала обрезание своим дочерям, мне казалось, что по-другому и быть не может. Теперь я поменяла свое мнение. Да, в моей семье все обошлось, но я знаю, что для других женщин последствия бывают ужасными. Хорошо, что об этом стали рассказывать и процедуру запретили.

Asha-miles_07

Эми Джаллоу, 38 лет

— Меня обрезали гораздо позже, чем других девочек, в 12 лет. Так произошло из-за проблем со здоровьем — из-за врачебной ошибки я хромая с детства. Церемонию готовили как настоящий праздник, я думала, что произойдет что-то хорошее. Да и мама тогда, помню, сказала: «Все будет хорошо» — и я ей поверила. На самом деле была ужасная боль. Меня еле удержали — я ведь была уже почти взрослая. Боль была настолько нестерпимой, что, кажется, я никогда ее не забуду. Хотя мне давали какие-то обезболивающие таблетки, они помогали мало.

Позже у меня появилось множество проблем: и инфекции, и осложнения при родах. Я рано вышла замуж, мой муж также инвалид, он провел жизнь в инвалидной коляске. Приходилось нелегко, временами мы даже попрошайничали. Я родила ему шестерых дочерей и ни одной из них не стала делать обрезание, хотя тогда закона о запрете еще не было и вокруг это делали все. Но я помнила свою боль и не хотела, чтобы они испытали то же самое. Я сохранила свое платье с церемонии… Не знаю зачем, наверное, просто как память для них.

Asha-miles_08

Эми Сове, 19 лет

— О церемонии обрезания я не помню ничего — мне тогда и года не было. О том, что со мной сделали это, я узнала только повзрослев. Помню, я так расстроилась и обиделась на мать, что очень долго с ней не разговаривала. К тому времени я уже знала, что это плохо, — нам рассказывали об этом в школе, да и по телевизору слышала не раз. Я рада, что сегодня операция под запретом. У меня самой не обошлось без последствий — часто болит живот, и доктор говорит, что, возможно, это из-за обрезания. Но по сравнению с младшей сестрой мне еще повезло, та постоянно испытывала боль при мочеиспускании и месяцами не ходила в школу. Все было настолько плохо, что мама сама решила не делать операцию остальным сестрам.

Мне еще рано думать о замужестве — сначала надо закончить учебу, но я немного его боюсь. Я не знаю, что буду чувствовать с мужем и будет ли мне больно. Но одно я знаю точно: я никогда не подвергну обрезанию своих детей.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector