You-gen.ru

Здоровье и медицина
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Цены на лечение цирроза печени

Цирроза «на ровном месте» не бывает. Ему всегда предшествует длительный период хронического печеночного заболевания. К циррозу печени чаще всего приводят следующие факторы:

  1. Воспалительные (хронические вирусные гепатиты: гепатит С, гепатит В, гепатит D — он же гепатит дельта, бруцеллез, третичный сифилис).
  2. Токсические (алкогольный гепатит, лекарственный гепатит).
  3. Обменные (сахарный диабет, синдром перегрузки железом, жировая болезнь печени).
  4. Связанные с патологией внутрипеченочных желчных протоков (первичный билиарный холангит или первичный билиарный цирроз, вторичный билиарный цирроз печени).
  5. Аутоиммунные (аутоиммунный гепатит).

Как замаскировать шрам?

способы убрать шрам

Рубцы на ногах, спине или животе скрыть не так сложно. Но что делать, если они находятся на руках или лице? Если удаление шрамов у хирурга пугает или не по карману, есть способы сделать рубец менее заметным без операционного вмешательства.

Чем замаскировать шрам:

  • Декоративная косметика. Тональный крем и консилеры помогут визуально уменьшить неглубокие дефекты кожи. Важно только правильно подобрать тон косметического средства. Увы, если речь идет о больших шрамах, то косметика вам вряд ли поможет.
  • Аксессуары и одежда. Наручные часы и массивные браслеты скроют рубцы на запястьях. Длинные рукава и воротники — на руках и шее.
  • Татуировки. Довольно радикальный метод, ведь они тоже остаются на всю жизнь. Стоит найти хорошего мастера и подумать над эскизом, чтобы не пожалеть еще больше.

У всех этих способов есть недостатки. Косметика — дорого и может неблагоприятно сказаться на состоянии кожи. Одежда — не самый удобный способ в жаркую погоду, а татуировка для многих будет слишком радикальным решением. Если маскировка шрамов для вас не подходит, лучше рассмотреть вариант полного избавления от этого недостатка.

Светлана Викторовна Огородникова

В Иркутске осудили виновников взрыва в центре "Гравитация"

Видео: Галина СОБОЛЕВА

Буквально через несколько минут после нашего разговора с Екатериной Елисеевой, который состоялся на крыльце суда, из здания под конвоем полицейские вывели директоров «Гравитации», чтобы доставить в следственный изолятор. По закону, под стражу их взяли сразу после окончания заседания. Проходя мимо нескольких матерей и отцов пострадавших детей, которые сидели на скамейке, уже обвиняемый во взрыве, не смог промолчать.

— Ну что, рады? – бросил на ходу, закованный в наручники мужчина.

Ответить на это шокированные родители не смогли и лишь вопросительно переглянулись между собой.

Даниил Дейнека слушает приговор суда

Что касается аниматора Даниила Дейнеки, то парень все три года находился под подпиской о невыезде. За это время ему пришлось отчислиться из техникума. Работу так найти не смог из-за постоянных допросов и заседаний судов.

— Сейчас этот груз спал, — говорит Даниил. – То, что родители большинства пострадавших не имеют ко мне претензий, я знал. Они сами мне об этом говорили. Судья сказала, что при должном моем поведении и соблюдении всех правил, через полтора года судимость с меня могут снять. Буду делать все для того, чтобы это произошло. И наконец, забыть этот кошмар.

Уже уходя от здания суда, Екатерина Елисеева рассказывает нам о том, что несмотря на постоянные раздумья о своих тяжелых ранах, ее дочь все равно с оптимизмом смотрит в будущее.

— У нее уже есть планы, кем она станет, когда вырастет, — заключает Екатерина. – Мечтает работать международным журналистом. Верю, что у нее все получится.

Так Ира выглядит сейчас. Фото: предоставлено Екатериной Елисеевой

Девушки со шрамами О комплексах, пьяных деревенских врачах и сальных шутках

Девушки со шрамами

Шрамы есть почти у каждого человека: у одних они могут быть врожденными, другие получили их из-за травм или операций. Тем, чьи рубцы заметнее, бывает сложно избежать излишнего внимания, особенно девушкам. The Village Нижний Новгород пообщался с нижегородками, у которых есть шрамы — о реакции окружающих, помощи родителей и врачей, подростковых комплексах и принятии своего тела.

Илья большаков

Рома Ху

Евгения Кухтина

24 года, фрилансер

О происхождении своего шрама я узнала, когда мне было двадцать лет: в больнице спросили, были ли у меня раньше операции, я ответила отрицательно, и тут врач мне сказал, что мой шрам — это какая-то врожденная расщелина. У меня был легкий шок, но я не стала паниковать, ведь я жила с ним всю жизнь, думая, что это шрам после падения с качелей. Мама тогда сказала, что они с папой не хотели, чтобы я комплексовала — и это действительно сработало! Я очень благодарна им.

Удивительно, но дети во дворе меня никогда не дразнили — возможно, тут тоже авторитет родителей сыграл роль. Лишь однажды девочка крикнула мне: «Заячья губа!» — чем вызвала полное мое недоумение. Я не понимала, о чем она.

Шрамы не делают человека красивым или уродливым, потому что, как известно, красота в глазах смотрящего

Не могу сказать, что шрам на лице доставляет мне какие-то неудобства. Конечно, интересно, как я выглядела бы без него, но потом вспоминаю, что без него у меня была бы щель на лице, и интерес сразу угасает. Тем более что один из лучших пластических хирургов Москвы сказал, что полностью избавиться от такого нельзя. Кто-то камуфлирует рубцы татуировками, но под носом я могу набить только усы — сомнительная альтернатива.

Я понимаю, что шрамы могут рассказать историю, а могут не значить ничего. И на своем примере тысячу раз лично убедилась, что они не делают человека красивым или уродливым, потому что, как известно, красота в глазах смотрящего.

Эльвира Аляутдинова

34 года, экономист

У меня есть заметный шрам на предплечье. Эта история началась, когда мне было семь лет. Нам в школе делали плановые прививки, кажется, от туберкулеза, и что-то пошло не по плану. Видимо, мне занесли инфекцию, ранка загноилась, ее почистили, но на этом месте в итоге образовался большой гипертрофированный рубец, который потом еще несколько лет рос.

Тогда никто не мог ничего толком сказать, и только спустя время я узнала, что являюсь редким человеком, склонным к келоидным рубцам. Если не углубляться в медицинские термины, такая склонность означает, что любая ранка на моем теле может спровоцировать вот такое не очень красивое заживление. До семи лет это никак не проявлялось: я, как обычный ребенок, била в кровь коленки, ставила синяки и все такое, и заживало как на собаке.

Я не могу ничего изменить, а значит, могу только принять и жить счастливо

У меня был длинный путь изучения этого вопроса и попыток избавиться от рубцов — с возрастом их становилось больше. Потом я встретила одного замечательного врача, которая сказала мне, что единственный вариант — сделать шрамы немного эстетичнее, правда, такую процедуру делают только в Москве. Я прошла эту терапию, которая длилась в течение полутора лет, и она мне помогла. А еще благодаря этому я увидела, что не одна такая, и это очень поменяло мое отношение к проблеме.

Читать еще:  Нет времени заниматься спортом? Приведите себя в форму в мгновение ока

Сейчас знаю, что нет способов предотвратить такое на сто процентов, как и полностью избавиться от подобных рубцов. И это ставит жирную точку в моем собственном отношении: я не могу ничего изменить, а значит, могу только принять и жить счастливо. Конечно, так было не всегда, но, надо сказать, я не помню, чтобы в детстве кто-то меня дразнил или смеялся. Я не прятала рубец и не чувствовала дискомфорта. А вот в подростковом возрасте комплексы начали укореняться, и чем старше, тем больше. Конечно, я обращала внимание на то, как люди смотрят на мой шрам, и хотелось сразу спрятать руку. Самое обидное было, когда кто-нибудь спрашивал: «Ты чем-то болеешь?» Понятно, что самыми частыми вопросами были: «Ой, а что это у тебя? А где ты так упала? Это что, ожог?» Потом вопросы сменились на: «Татуировку сводила?» И этот вариант, надо сказать, меня устраивал; я робко кивала: «Да». Кстати, в свое время были советы от друзей или знакомых забить мои рубцы татуировками. Но в моем случае это тоже невозможно, так как тату — тоже травма, которая спровоцирует еще больший рост шрамов.

Дарья Белова

28 лет, преподаватель английского языка, PR-менеджер

В детстве, как и многие, мы проводили все лето в деревне, предоставленные сами себе и простым развлечениям. Был август, мне было лет двенадцать, и мы с сестрой ехали на большой скорости с горы на великах, когда за нами с лаем погналась большая собака, которая обычно сидела на цепи. Я слетела с велосипеда на асфальт, и удар пришелся на подбородок, ровно в то место, где у меня уже был шрам еще с глубокого детства, когда я упала с дерева в садике. Не помню, как мы дошли до дома, но когда я появилась на пороге вся в крови, бабушка упала в обморок, а дед сказал: «Все в порядке, сейчас прополис приложим — и все заживет». Что гомеопатией дело не закончится, я поняла, когда подошла к зеркалу, подняла голову, подтянула губу наверх и увидела кость.

Решили, что нужно ехать в больницу, но был уже достаточно поздний час, вокруг был лес на много километров и еще несколько домов, до города очень далеко, а до больницы в соседней деревне около 15 километров. Когда мы оказались в деревенской больнице, была уже ночь, врачей не было на месте. Кто-то из местных проникся нашей ситуацией и подсказал, где дом врача, который на всю окрестность и терапевт, и хирург, и стоматолог. Неудивительно, что к этому времени он оказался не совсем трезв. Но решили все же скорее зашивать, чтобы избежать осложнений. Врач как сумел наложил швы и повязку, бабушка выдала ему щедрый гонорар в сто рублей. А я натянула повыше свой свитер под горло и так провела еще две недели — тусовалась с друзьями, собирала яблоки и каталась на мотоциклах.

Я все еще не готова делать операцию, потому что воспринимаю свой шрам как часть меня. Он отчасти отражает мой характер и мое детство — дикое и беззаботное

Когда мы вернулись в город, хирург в поликлинике снял мне швы и сказал, чтобы я не переживала — мол, сейчас делают специальные операции, и все можно поправить. Мой подбородок оказался скошен в одну сторону, а на нем — кривой шрам с большими крупными стежками, словно кусочек чудища Франкенштейна на моем лице. Тогда я не придавала этому особого значения, но в подростковом возрасте стала задумываться о своей внешности, стали появляться комплексы. Меня начали смущать вопросы знакомых и одноклассников про шрам. Я все время думала, заметили его или нет, из-за этого чаще держала подбородок прижатым к шее. Эту привычку спустя несколько лет мне исправили на занятиях танцами и растяжкой, что мне очень помогло. Родители предлагали сделать операцию пару раз, но я отказывалась, потому что было страшно.

С возрастом я смирилась с этим дефектом внешности и стала замечать, что он абсолютно никак не влияет на отношение людей ко мне. Если правильно расставить акценты на лице макияжем и аксессуарами, то и вовсе не будет заметно. Мой муж говорит, что совсем его не видит, а все родственники уже привыкли. Бывает иногда, что я, например, веду лекцию или урок и замечаю, что кто-то из слушателей пристально рассматривает мой подбородок; стараюсь просто не акцентировать на этом внимание — понимаю, что, кажется, в кабинете стало скучно, надо разбавить материал чем-то интересным. Сейчас, когда уверенно пользуюсь некоторыми достижениями косметологии, я все еще не готова делать операцию, потому что воспринимаю свой шрам как часть меня. Он отчасти отражает мой характер и мое детство — дикое и беззаботное.

Оля Яковец

25 лет, графический дизайнер, преподаватель социальных танцев

У меня на теле есть один значимый для меня шрам — вертикальный рубец на груди. В детстве мне диагностировали порок сердца, и в четыре года провели операцию в нашем Нижегородском кардиологическом центре. Шрам сделали косметический, но из-за того что кожа у меня оказалась чувствительной и склонной к образованию рубцов, он получился большим и толстым и со временем не рассосался. Вместе с ним у меня осталось на теле три мелких шрама от катетеров на плече, под ребрами и на руке. Шрам на руке даже стал моим маленьким талисманом, я называла его Ящерка, потому что по форме он очень похож на ящерицу.

Шрам на самом деле очень сильно повлиял на мое детство. Мама всегда говорила, чтобы я никогда никому его не показывала. В раздевалках в школе переодевалась аккуратно, а в детском лагере занимала кровать в углу. Тогда я не знала, зачем это, но когда выросла, стала понимать: дети зачастую не так добры, как кажутся, и могут зацепиться за любое несоответствие себе самим. Мне повезло, и я не попала в компании злых ребят, но чувство несоответствия и ущемленности все равно появлялось. Конечно, в пубертатный период шуток из серии: «Тебе что, грудь увеличивали?» — было не избежать. Зато в школе с шестого класса у меня было бессрочное освобождение от физкультуры по причине здоровья — тогда мне было классно.

Материалы по теме

«Русской женщине плохо выглядеть нельзя»

Голодные до красоты

«Когда близкие или незнакомцы делают мне комплимент из добрых побуждений, я чувствую себя так, словно меня унижают. Особенно, если люди акцентируют внимание на моем огромном шраме, — подчеркнула Свифт. — Я стараюсь вежливо объяснить людям, что мне не нужна их похвала».

Читать еще:  Профилактика и восстановительное лечение ишемической болезни сердца

Журналистка объяснила, что поделилась своей историей, чтобы призвать общество не акцентировать внимание на необычные детали внешности незнакомых людей. «Лучше сделайте комплимент моей одежде! Я с радостью его приму», — заключила она.

В ноябре 2020 года плюс-сайз-модель Нелли Лондон впервые показала тело после уменьшения груди и удивила поклонников. По словам модели, после операции у нее начались осложнения, поскольку ее организм отторгал швы. Несмотря на тяжелый процесс восстановления, она рада, что перенесла процедуру, и заявила, что не стесняется показывать ее последствия.

300 тысяч за 600 слов. Приговор за пост в Телеграме

Вячеслав Лукичев

Анархист, антифашист и экозащитник Вячеслав Лукичев был осужден за пост в телеграм-канале. Активист разместил там найденную в соцсетях статью об архангельском подрывнике Михаиле Жлобицком, в которой тот назывался "героем", после чего был обвинен в оправдании терроризма.

Вячеславу Лукичеву 24 года. Он дома всего несколько суток – последние четыре с половиной месяца провел в СИЗО. С молодым человеком и его друзьями, которые поддерживали его во время следствия, мы встречаемся в одном из калининградских кафе. "Первый раз за четыре месяца ем суп", – смеется Вячеслав. Он веган, и в СИЗО жил только на "передачках" от друзей.

Вячеслав Лукичев и его подруга Евгения

Шестеро силовиков для одного анархиста

Лукичев обвинялся по части 2 статьи 205.2 УК РФ "Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма". 14 марта Московский окружной военный суд на выездном заседании в Калининграде признал его виновным и оштрафовал на 300 тысяч рублей. Лукичев был освобожден в зале суда.

Фактически его преступление заключалось в размещении чужого текста из шестисот слов в своем телеграм-канале "Прометей".

"Это был канал социальной направленности с анархистской повесткой, сейчас контроль над ним захватили спецслужбы. Это был ресурс анархистской организации "Народная самооборона", в которой я состою около 5–6 лет, – рассказывает Вячеслав Лукичев. – Конкретно данный пост я нашел в другом мессенджере, он мне показался своевременным. Эта была статья, в которой архангельский самоподрывник Михаил Жлобицкий характеризовался как сильная личность – потому что он пошел на самопожертвование из-за того, что структуры ФСБ неоднократно пытали людей, в том числе анархистов. При этом в статье очень подробно описывалось, почему анархисты не должны идти на подобные меры. Сама статья мне показалась антитеррористической, профилактической по сути. Я ее разместил без каких-либо своих комментариев.

31 октября у здания Архангельского ФСБ 17-летний анархист Михаил Жлобицкий взорвал самодельную бомбу. В результате взрыва он погиб, трое сотрудников ФСБ пострадали. В предсмертной записке, размещенной в одном из анархистских телеграм-каналов, молодой человек заявил, что причиной его самоподрыва является "фабрикация дел и пытки людей" Федеральной службой безопасности.

Вячеслав Лукичев говорит, что не поддерживает Жлобицкого в главном – в совершении теракта:

"Свое отношение к Жлобицкому я высказал на суде, хотя судья воспринял это достаточно негативно. Пожертвовать жизнью – это геройский поступок. Но само его действие было неверным, – говорит Вячеслав. – Михаил должен был подумать, что его поступок будет иметь репрессивные последствия для других членов анархистского движения".

Вячеслав Лукичев

Как выяснилось во время суда, о спорной публикации в телеграм-канале Лукичева правоохранительным органам стало известно от 19-летнего военнослужащего Балтфлота Данилы Демина. Демин якобы прочитал пост, "возмутился" и написал в ФСБ, что текст поста, по его мнению, считывается как "оправдывающий терроризм".

У профессионального эксперта было другое мнение.

"Мы представили экспертное заключение одного из лучших специалистов-лингвистов нашей страны, Игоря Жаркова, где он доказал, что никакого оправдания терроризма в статье, размещенной Лукичевым, нет, – говорит адвокат осужденного Мария Бонцлер. – Мы просили полного оправдания Лукичева, было много свидетелей, которые рассказывали о том, что он помогает приютам для бездомных животных, детским домам, собирает подарки детям – что такой человек не может ни в коем случае оправдывать теракт. Но суд все-таки решил, что Лукичев виновен.

Злополучную статью Вячеслав опубликовал 31 октября с телефона своей хорошей знакомой, которая была администратором канала "Прометей". 3 ноября Лукичев, его девушка и их подруга-администратор были задержаны сотрудниками ФСБ.

"Мы собирались ехать в приют "Дружок" для бродячих кошек и собак, стояли на автобусной остановке, – говорит Лукичев. – Все происходило максимально стремительно: передо мной резко затормозил тонированный автобус ФСБ, в котором были шестеро сотрудников в масках. Возможно, такое большое количество сотрудников ФСБ было связано с тем, что у меня было с собой травматическое оружие. Травмат – это вынужденная мера. Я – участник антифашистского движения Калининграда, у нас конфронтация с неонацистами. Вот, видите, у меня на лбу шрам, три года назад меня пытались зарезать, разрезали в итоге лоб".

Задержанного Лукичева повезли домой – проводить обыск. В квартире изъяли все информационные носители, а также наклейки в поддержку других анархистов, задержанных ранее по Болотному делу.

"Также было изъято 30 листов бумаги – я распечатал из интернета фото с Болотной площади, где полицейский избивает дубинками лежащую женщину, с надписью "Полицейский – враг народа", – говорит анархист. – Эти материалы сначала характеризовались как экстремистские на первых судах, потом экспертиза показала, что ничего экстремистского там не было. Было лишь сказано, что этим фото я показываю отрицательное отношение к полиции".

Изощренная пытка

После задержания Лукичев написал явку с повинной, чтобы отпустили двух задержанных с ним девушек, говорит Мария Бонцлер. В итоге на суде они выступали свидетелями. По словам адвоката, во время задержания и допроса Вячеслава били. Сам молодой человек комментировать эти слова не стал, но подробно рассказал об условиях содержания в СИЗО, которые в какой-то момент стали напоминать пыточные. Так, после ареста он был помещен в спецблок "для особо опасных преступников":

"Со мной там сидел мужчина, который признался в убийствах с особой жестокостью. Я буквально на соседней койке спал с убийцей, достаточно неприятные ощущения. Был еще якобы "террорист" – парень-узбек, который работал в кафе. Его пытаются обвинить в терроризме, якобы он с кем-то созванивался, не дают связаться с родными, парень элементарно не может нанять себе платного адвоката", – вспоминает Лукичев.

Позже Лукичева перевели в другую камеру, уже с другим убийцей.

"Он все время просил меня выйти из камеры, чтобы он повесился. Ему было тяжело, у него была дырка в черепе от трепанации, он все время говорил, что хочет умереть, – вспоминает Вячеслав. – Но это было не самое трудное. В камере было очень холодно, изо рта шел пар. И 16 часов в сутки очень громко играла музыка – там днем было невозможно находиться. Просто включали любое радио. В камере мы друг друга иногда не слышали. Это изощренная пытка. Даже прокурор, зайдя в здание СИЗО, когда приходил на суд по видеосвязи с Москвой, сказал, что по сути это пытка. И я думаю, это было мерой давления – громкая музыка, очень холодно, темно, но я все равно старался читать, чтобы не сойти с ума, абстрагироваться от происходящего".

Читать еще:  Гиалуроновая кислота и старение кожи

Пока Лукичев был в СИЗО, телеграм-канал "Прометей" перешел под контроль спецслужб. После задержания анархиста в ленте его канала появилось его фото – спящего в кабинете, рассказывает Мария Бонцлер.

"Это эфэсбэшники разместили. Когда его задержали, ему не давали спать. И в конце концов он прикорнул в кабинете ФСБ. А эфэсбэшники разместили эту фотографию в его же телеграм-канале и написали: "Лукичев спит в здании ФСБ после того, как он сдал всех своих товарищей", – говорит адвокат.

После задержания активиста его друзья объявили сбор средств на адвоката и другие необходимые расходы. За первые недели удалось собрать около 150 тысяч рублей от жертвователей со всего мира, рассказывают друзья Лукичева Евгения и Виктор:

"Жертвовали самые разные люди. Было очень много поддержки, самой разной. С нами связались даже представители звукозаписывающего лейбла, они просили историю Славы для аргентинской хардкор-группы, хотели выпустить альбом с его фотографией и информацией о нем. И деньги пошли бы тоже Славе, но они не успели до его освобождения. Люди писали в соцсетях, просили передать добрые слова, деньги. Сами бы мы не справились".

Виктор и Евгения, друзья Лукичева

Слова поддержки писали со всего мира, вспоминает Вячеслав Лукичев:

"Мне писали из России, Испании, Франции. Причем поддержка велась не только от знакомых, но и из нашей антифашистской среды. Также разные активисты, экозащитники, зоозащитники писали характеристики для меня, меня поддерживали в администрации моего родного города Мамоново (в Калининградской области). Передавали слова поддержки с Камчатки, из Норильска, это заставляло держаться".

Все-таки победа

По словам Марии Бонцлер, защита будет обжаловать решение суда о штрафе в 300 тысяч рублей в Верховном суде. Но назвать решение суда чистым проигрышем, как она говорит, нельзя.

– Я понимала, что будет обвинительный приговор, несмотря на все наши доказательства. Поэтому дело разбирал именно Московский окружной военный суд. Но судьи отнеслись очень внимательно, и в принципе, я думаю, этот приговор можно считать практически оправдательным. – альтернативой штрафу в этой статье является минимум пять лет тюрьмы. Судьи назначили ему самое маленькое наказание из возможных. Они поняли, что он ни в чем не виноват, но оправдать его они не имели возможности.

– Потому что у нас в стране еще два года назад было 2% оправдательных приговоров, а сейчас – 0,5%. Их практически нет. Есть установка на обвинение. Но, я думаю, это дело было очень прецедентным, в следующий раз подумают, чтобы так позориться. Я думаю, это была хорошая профилактика. Конечно, парень сильно пострадал – и психика, и здоровье, но что поделать.

– В Калининграде были аналогичные дела?

– У нас было несколько дел по 205-й статье, но они прошли очень тихо, без привлечения СМИ и общественности. Насколько я знаю, везде были обвинительные приговоры и везде был реальный срок. Подробностей я не знаю.

Адвокат Мария Бонцлер

Сегодня Лукичев планирует искать работу – раньше он трудился поваром в веганском кафе, подрабатывал на стройках, в приютах для животных. Но пока надо решить проблемы со здоровьем, подорванным в холодной камере СИЗО. Вячеслав испытывает очень сильные мышечные боли, иногда практически теряет от них сознание, болит сердце.

Отказываться от своих убеждений активист не собирается.

– Я остался анархистом, антифашистом, экозащитником, мои убеждения остались при мне. И я надеюсь, что буду служить положительным примером для знакомых и незнакомых людей.

– Ты ожидал, что будет такое жесткое наказание за тот репост?

– Я думаю, каждый рискует попасть в поле зрения структур. Но я не ожидал такой жесткой статьи. Думаю, это связано с декриминализацией 282-й статьи. Если бы попал год назад, это была бы 282-я статья, а теперь это 205.2. Фактически это тот же интернет и остался, только другие сроки, с совсем другими штрафами. Мне грозили Сибирью, Архангельском, и я реально готовился сидеть где-то в далекой Сибири. Так что все закончилось более-менее хорошо.

– Почему ты решил стать анархистом?

– Я пришел к этому давно, изучал политологию, социологию, экономику. Сравнивая и анализируя, я пришел к тому, что анархизм – это идея будущего, одна из идеальных систем функционирования общества. Это не подразумевает свободу всех и вся, убийства, как многие думают. Современное анархическое движение помогает обществу. В Москве анархисты защищали людей от квартирных рейдеров, недобросовестных работодателей. Помогали людям отбивать свои честно заработанные деньги. Члены "Народной самообороны" блокировали работу мошенников, не давали функционировать их офисам, фиксировали на видео, предупреждали людей. Даже эфэсбэшники позитивно оценивали эту практику. В Калининграде, к сожалению, из-за малочисленности и неорганизованности анархистов такого нет.

– Где возьмешь деньги на штраф?

– Скорее всего, моим родным придется продавать автомобиль. Триста тысяч – такой суммы, мне кажется, пожертвованиями не собрать. Есть более важные моменты, люди продолжают подвергаться пыткам в местах не столь отдаленных. И я думаю, нужно помогать более нуждающимся.

Медицинские процедуры

Как вы уже поняли, от растяжек можно избавиться и народными средствами. Но для этого требуется время. Если же вы располагаете свободными средствами и не хотите долго ждать, тогда ознакомьтесь с наиболее эффективными профессиональными методами по борьбе со стриями:

  • Пилинг

Наиболее популярный метод, который удаляет ороговевшие слои эпидермиса, дабы активизировать выработку нового коллагена, что вернет коже ее былое здоровье и молодость. В бьюти-заведениях проводят два вида пилинга — химический и лазерный. Оба метода эффективны, но довольно болезненные.

  • RF-лифтинг

Метод радиоволнового лифтинга является абсолютной альтернативой хирургии. Воздействие тока определенной частоты активизирует выработку нового коллагена, вследствие чего кожа становится более упругой и эластичной, полностью обновляясь. Периода реабилитации после него нет, в отличие от операции.

  • Мезотерапия

Метод инъекционный. То есть, в проблемный участок кожи вводятся определенные препараты с помощью специальной, тонкой иглы, запуская собственные резервы организма к активизации. После инъекций кожа подтягивается, омолаживается, а результат сохраняется до года, зависимо от состава вводимого “коктейля”.

В любом случае, какой бы способ вы не выбрали, рекомендуется изначально обратиться к специалисту, чтобы выяснить, какой метод подходит вам лучше всего.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector