You-gen.ru

Здоровье и медицина
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Только факты: тревога

Только факты: тревога

Время от времени мы все чувствуем беспокойство. Это нормально. Но иногда беспокойство может овладеть нашей жизнью, и мы чувствуем себя переполненными чувством страха или страха. Тревога на самом деле является одним из наиболее распространенных расстройств здоровья, которым страдает почти каждый пятый взрослый в США.

Мы часто можем ожидать немного беспокойства, когда нам нужно сдавать трудный экзамен или выступать перед группой. Когда мы нормально реагируем, это временное ощущение. Когда мы все еще чувствуем страх или страх после того, как стресс ушел, или мы чувствуем общую панику, которая не проходит, или она со временем ухудшается и влияет на нашу повседневную деятельность, тогда рекомендуется специальное лечение.

"Есть страх быть ходячей пропагандой"

О том, как повлиял закон о запрете гей-пропаганды на жизнь ЛГБТ-людей в России, Настоящему Времени рассказала Диля Гафурова, пресс-секретарь фонда "Сфера", который оказывает таким людям юридическую и психологическую поддержку, а также занимается просветительскими и образовательными проектами. В 2016 году фонд был признан в России "иностранным агентом", его сайты и страницы периодически пытается закрыть прокуратура.

Пресс-секретарь фонда "Сфера" – об оскорблении ЛГБТ-спортсменов на российских госканалах

пожалуйста, подождите

Пресс-секретарь фонда "Сфера" – об оскорблении ЛГБТ-спортсменов на российских госканалах
  • Поделиться в Facebook
  • Поделиться в Twitter

No media source currently available

– Сам закон применяется довольно редко, надо сказать. Это скорее такой инструмент – инструмент порождения страха вокруг всей тематики, связанной с квир-сообществом. Это очень сильно влияет психологически и на нас как на представителей квир-сообщества, и на общественность.

При этом если мы смотрим на опросы, которые проводились с 2013 года, то на самом деле отношение общественности улучшается: как будто больше уровнь понимания, меньше уровень ненависти. Но если мы обратимся к тем комментариям, которые были сделаны на федеральных каналах недавно, мне кажется логичным, что агрессивная риторика со стороны государственного дискурса возрастает. Это как некая ответная реакция на рост принятия и толерантности в самом обществе, держится за так называемые традиционные ценности до конца.

Мы не можем знать наверняка, почему конкретно данные люди посчитали возможным высказаться о Хаббар и Дейли. Почему посчитали, что эта пародия с париком – это забавно и за это не стоит извиняться. Это своего рода дипломатический международный скандал. И если вы не боитесь уже даже этого, то, наверное, внутри вас есть глубокое убеждение, что вы делаете что-то правильное. И либо это личное убеждение, которое связано с законом, связано с этой риторикой и выросло в рамках того общественного восприятия, которое есть на данный момент. Либо это действительно продолжение государственного дискурса.

ЛГБТК+ люди в силу той ситуации, которая сложилась в России, во многом невидимы – они живут в вынужденной тени. Есть страх быть ходячей пропагандой. Потому что несмотря на то, что сам закон указывает на запрет пропаганды среди несовершеннолетних, по факту он не определяет, что такое пропаганда, и может применяться как угодно.

Причины возникновения и профилактика

Арахнофобия - Neopsy

Чаще всего фобии (phobias) являются симптомами уже существующих психических расстройств, и только изредка могут быть самостоятельным заболеванием. Насколько тяжелым является это расстройство, зависит от причины возникновения иррациональных страхов. Клиническая картина фобического расстройства характерна для большинства пограничных состояний, к которым относятся различные виды неврозов и психопатий. Для них не характерны ярко выраженные личностные изменения, но беспричинные страхи – довольно частый симптом.

Современная медицина основной причиной возникновения фобий считает наследственность, которая связана с нарушениями в нейронных связях мозга. Сопутствующими факторами, способствующими запуску или развитию заболевания, которое уже заложено в геноме, являются условия жизни человека.

Изменить наследственность такого плана медицинская наука еще не в силах, но, имея родственников с фобическими расстройствами, можно проконтролировать и снизить негативное воздействие социальных и психологических факторов.

Хороший психотерапевт даст рекомендации по профилактике психических расстройств, назначит и проведет эффективное лечение с устойчивым результатом. Главное – обратиться к специалисту своевременно, до возникновения осложнений.

Учимся наставничеству

Чтобы быть наставником, необходимо усвоить и глубоко разделять главный принцип: действуем направляя, а не требуя.

Для родителей при погружении в наставничество одним из самых сложных является вопрос о том, сколько свободы дать детям. С одной стороны, взрослым хочется уберечь ребенка от всех опасностей, но с другой стороны, подросткам необходимо давать право принимать собственные решения.

Выбор — это всегда ответственность и автономия, и задача наставника — помочь ребенку им научиться.

Наставник-коуч Лидия Орлова на собственном опыте узнала, каково это — быть ментором для своего сына. Некоторое время ей приходилось играть две роли — независимого специалиста и мамы, и порой было сложно соблюсти баланс. Орлова делится несколькими приемами, которые помогут родителям на этом пути.

«Сначала вопросы, потом совет»

Наставнику важно помнить, что прежде чем посоветовать или рассказать о своем опыте, нужно выяснить позицию собеседника. Есть несколько вопросов, которые следует задавать ребенку, чтобы научить его делать выбор осознанно и самостоятельно:

— Что ты можешь сделать?
— Какими способами подойти к решений проблемы?
— Что уже срабатывало в прошлом?
— Какие есть альтернативы?
— Кто бы тебе с этим мог помочь?
— Где бы ты мог получить информацию?

Читать еще:  Клинические и патобиомеханические проявления патологии позвоночника и суставов конечностей

Только в завершение разговора родитель-наставник задает ребенку вопрос: «У меня есть опыт в этом деле. Тебе поможет, если я поделюсь им?». Если предлагать свой совет незамедлительно, теряется весь смысл наставничества — учить ребенка делать осознанный выбор. Иногда подросток уже принял решение и выбрал конкретный путь, и не исключено, что ему не нужен совет. В этом случае остается позволить ребенку самому принимать решение, но при этом обозначить, что его всегда готовы поддержать.

Как отметила Орлова, родители могут пренебрегать этим правилом и говорить с ребенком в ультимативной форме, поскольку уверены, как следует поступить. В итоге подросток может лишиться права на собственный выбор.

«Выбираем принцип поведения»

Когда ребенок оказывается в заблуждении, его что-то угнетает или вызывает страх, задача родителя-наставника — указать на два варианта выхода из положения. Первый вариант — когда человек начинает рефлексию со слов «Потому что. ». Второй — со слов «Для того, чтобы. ».

Часто дети сталкиваются со следующими тупиковыми ситуациями:

  • завалил экзамен;
  • не поступил в вуз;
  • не взяли на работу;
  • не поехал отдыхать.

Первые две наиболее распространены. Ребенок опасается многого — оценки родителей, комментариев учителей, друзей и одноклассников, боится вообще двигаться дальше. От взрослых в этом случае требуется понять, как на самом деле ребенок оценивает ситуацию и чего от нее ожидает.

Как показывает практика, подросткам, рассуждающим о сложностях даже гипотетически, очень трудно выбрать между вариантом «потому что» и вариантом «для того, чтобы», а следовательно — двумя моделями поведения.

Первый — принцип основания (в чем причина?). Происходит реакция: «я сделал что-то не то, у меня не получилось, кто виноват». При этом внимание подростка обращено в прошлое. Второй — принцип целесообразности (для чего? для какой цели?). Происходит продуктивное действие: подросток пытается осознать, как выйти из сложившейся ситуации. Это говорит о том, что он готов смотреть в будущее.

При работе с трудностями наставник обращает внимание подростка на то, ситуация уже произошла и теперь его задача — понять, что делать дальше. Важно переключить внимание подростка на поиск возможных вариантов решения и движения вперед.

«Продумываем план Б»

В некоторых случаях хорошей идеей будет продумать вместе с ребенком план Б. Например, он не поступил в вуз. Одно дело — когда он слышит слова о том, что «это не страшно», другое дело — когда сам знает, что именно будет делать дальше.

Как рассказала Орлова, когда детям предлагают рассмотреть эту гипотетическую ситуацию, они начинают предлагать рациональные варианты. Из самых популярных ответов: непоступление даст возможность лучше подготовиться в следующем году, потому что не будет школы и можно сосредоточиться только на нужных предметах; появится возможность устроиться на работу.

При проигрывании плана B подростки начинают размышлять о возможностях и действиях, которые до этого не представляли. Это придает им уверенность: даже если что-то не получится или пойдет не так, у них есть запасной план действий и есть ощущение родительской поддержки.

Для отработки этой технологии существует специальное упражнение: «Обозначь тупиковую ситуацию и напиши аргументы: «Для того, чтобы. ». Правда, как советуют специалисты, прежде чем предлагать упражнения ребенку, родителям следует самим их выполнить, чтобы в дальнейшем служить для детей примером.

«Что же там, за дверью?»

В практике Орлова задает ребятам и такой вопрос: что бы вы почувствовали и было бы вам страшно, если бы вы зашли в комнату без света? Так наставник наводит детей на размышления о собственных страхах. Если человек осознает свои тревоги, он знает, как их можно обойти. Тогда заходить в «темную комнату» — в неизвестность — уже не так страшно.

Есть несколько приемов, которые помогают распознавать страхи.

Во-первых, «развернуть» страх и спросить, от чего он защищает. Не исключено, что за тревогой ребенка лежит скрытая потребность или ценность. Во-вторых, подружиться со страхом. Можно представить, будто вы разговариваете с каким-то существом, которое хочет вас обезопасить и уберечь.В-третьих, сказать страху: «Спасибо, что бережешь меня. Мне больше не нужна опека в этом вопросе».

Какими бывают навязчивости

Внешние проявления обсессивно-компульсивного расстройства делятся на собственно обсессии и компульсии. Обсессии — это навязчивые идеи или опасения, которые внедряются в общий поток мыслей как будто из ниоткуда, но надолго выбивают из колеи. Обсессии взывают к

устойчивым убеждениям или глубинным эмоциям, например к страху, поэтому ими трудно управлять. Чтобы компенсировать зудящее беспокойство, человек совершает компульсии — вынужденные ритуалы, будто бы способные предотвратить то, чего он боится.

Классическим примером обсессивно-компульсивного расстройства часто называют зацикленность на чистоте, в том числе рук, которые, как кажется, собирают наибольшее количество окружающей грязи. Назойливая мысль, что бактерии и вирусы попадут в организм, приведут к инфекции или неизлечимой болезни, вселяет в человека ужас, подталкивая много раз в день старательно мыть руки и обрабатывать их антибактериальным гелем. Правда, ипохондрия необязательно свидетельствует об ОКР — она может быть и одним из симптомов, и самостоятельной формой тревоги. При ОКР навязчивые мысли не всегда вертятся вокруг потенциальных болезней — порой они связаны со страхом причинить вред себе или окружающим, с нежелательными и пугающими сексуальными образами, со стремлением выполнять задачи идеально и прочими обсессиями.

Читать еще:  Симптомы болезни — боли в сухожилие

Сильной мотивацией для совершения ритуалов становится также уверенность в собственном «магическом» мышлении. Пациенту с ОКР может казаться, что если он только представит, как кого-то из близких собьёт машина, это обязательно случится. Чтобы дела складывались удачно и не произошло ничего страшного, человек придумывает и определённым образом исполняет затейливые действия, компульсии — они выполняют роль магических «оберегающих» ритуалов. Это может быть, например, раскладывание предметов на столе по цвету или размеру или попытка при ходьбе не наступать на стыки между плитками, чтобы не произошло что-то страшное.

Чтобы не произошло ничего страшного, человек придумывает и определённым образом исполняет затейливые действия, компульсии — они выполняют роль магических «оберегающих» ритуалов

«Компульсии, мысленные и физические, я выполняю постоянно, — рассказывает Ольга. — Я боюсь почти всего, любая вещь может показаться мне опасной для близких. Когда такая мысль приходит, я чаще всего переделываю то, что делала: возвращаюсь на несколько шагов назад, а потом иду вперёд, заново вхожу в дверь, нажимаю на кнопку, отправляю письмо. Ещё мне всё время хочется считать повторения и предметы. Их должно быть четыре, восемь, девять или десять — остальные числа для меня „плохие“. Правда, плохие и хорошие числа могут меняться в зависимости от конкретных страхов. То же самое с цветом: есть хороший, есть плохой. Одежду плохого цвета и с неправильным количеством пуговиц я покупать боюсь. Покупать вещи — это вообще самое сложное. Я не могу делать подарки, так как трудно выбрать то, что соответствует моим суевериям. Бывают дни, когда я не выполнила компульсию, и я ощущаю себя „грязной“, то есть не могу делать ничего важного — в такой день я толком не могу работать. В итоге я дарю лучшим друзьям и родственникам гели для душа, а себе не покупаю новых вещей. Иногда мне стыдно, что я выгляжу как оборванка — и стыд заставляет пойти в магазин и купить что-то новое; обычно это очень дешёвые вещи, которые не жалко будет выбросить или не носить, когда они покажутся мне „грязными“ в результате навязчивых мыслей».

«У меня были разные навязчивости — делится опытом Антон. — Странные образы приходили постоянно: во время прогулок, во время общения с близкими, в то время, когда я оставался один. Помню, как дико я боялся совершить какой-нибудь нелепый поступок: встать и накричать на коллег по работе, избить повара ресторана, в котором я тогда работал, ударить свою маму. Я стал ощущать себя скованно в общении с другими людьми. Чувствовал, что со мной что-то не так, а рассказать об этом я не могу — ведь все подумают, что я болен». Сегодня в медицинской классификации ОКР относят к невротическим состояниям, хотя до недавнего времени его определяли как психическую болезнь. Этот недуг, как уточняет Дмитрий Ковпак, радикально отличается, например, от шизофрении осознанием: человек понимает, что с ним не всё в порядке, относится к проблеме критически, пытается с ней бороться.

Одними из самых тягостных симптомов при обсессивно-компульсивном расстройстве (ОКР) являются контрастные навязчивости. Это вариант так называемых «вторгающихся» мыслей (intrusive thoughts), встречающихся при неврозах.

Их отличает то, что тема этих мыслей настолько чудовищна для человека, что это сопоставимо с грехом, несовместимо с самим собой. Как следствие, сопровождаются такие навязчивые мысли очень интенсивным чувством страха и/или вины.

Например, у матери или отца, находящегося с младенцем, возникает внезапное представление-импульс с картиной того, что он может нанести травму ножом или задушить ребенка. И это сопровождается сильным резким страхом. Следом возникают мысли о своем вероятном помешательстве, уродстве: «как такое мне может прийти в голову, неужели я такой на самом деле?».

Агрессивные контрастные навязчивости бывают двух основных типов:

  1. мысли о причинении вреда людям, и особенно часто — самому родному человеку.
  2. контрастные навязчивости причинения вреда самому себе.

Другой вариант, хульные навязчивые мысли, также встречаются часто. Это богохульные, аморальные, извращенные мысли. Отсюда же, например, часто берет истоки гомофобия и навязчивые сомнения в своей сексуальной ориентации.

По мере развития расстройства и повторения симптомов, формируются вторичные фобии из-за страха перед этими образами. Прежде всего, это страх ножей, любых острых предметов, открытых окон, лестниц, вообще высоты и другие фобии. В результате, в практике психотерапевта контрастные навязчивости являются частыми симптомами обсессивно-компульсивного расстройства. И возможно, это наиболее тяжёлые симптомы ОКР.

Повторюсь, в современной психологической литературе этот симптом называется агрессивные навязчивые мысли, хульные навязчивые мысли. Мне больше представляется применимым общий термин контрастные навязчивости, поскольку это наиболее точно отражает психологический смысл симптома. Контрастные мысли психика генерирует по контрасту с истинными намерениями и чувствами человека, с истинной верой, знаниями, со всем тем, что человек использует для своего самоконтроля подсознательно и сознательно.

Как бороться с контрастными навязчивостями?

При таких навязчивых образах необходимо объяснение механизмов данного симптома.

Самое главное в психотерапии контрастных навязчивостей — полноценная информационная готовность. Вернее, понимание психологического механизма этого расстройства и границ вероятного поведения, на которое психика способна. Прежде всего, Вы можете применять эти элементы когнитивно-поведенческой терапии.

Читать еще:  Кожные заболевания: кисты, узелки и опухоли

Необходимо уяснить, что на такое поведение, которое внушают контрастные навязчивые мысли и страхи, Вы не способны. Это не импульсы ваших подсознательных желаний, а образы страха. И если человек не приемлет то, что находится в содержании страха, то этого не происходит. Наличие критики к симптомам свидетельствует об отсутствии психической болезни, вероятной потери самоконтроля, даже кратковременной. Напротив, это свидетельствует о наличии невроза, обсессивно-компульсивного расстройства. То есть, о подсознательном гиперконтроле всего, стремлении установить полный контроль над своей психикой.

Для того, чтобы с пользой выдерживать такие симптомы, необходимо отрицать то, что внушает страх. Отрицать вероятность совершения неконтролируемых поступков. Необходимо пассивно перетерпливать эти образы. Также, несмотря на сильную тревогу в моменты посещения таких мыслей, нужно предотвратить избегающее поведение. Это импульс уйти с кухни (где человек увидел нож). Кроме того, отойти от открытого окна или зайти в комнату с балкона (страх выброситься с высоты). Избегать контакта с ребенком (при страхе нанести ему вред).

Кроме этого понимания нужно запомнить ещё несколько тезисов. Прежде всего, это необходимо знать для тренинга по преодолению таких симптомов ОКР. Контрастные навязчивости является наиболее ёмким защитным симптомом для утилизации тревоги. Кратко объясню.

Что еще полезно знать

В момент появления контрастной навязчивости (как правило, это всего несколько мгновений) возникает крайне выраженный психологический дискомфорт. Такой, что человека «передёргивает» от испуга и отвращения одновременно. Это состояние как бы «всасывает» в себя невротическую тревогу при ОКР. Работает как губка для адреналина. Для той тревоги, которая час за часом, день за днем «скапливается» в невротическом кризисе. И головной мозг изобретает дискомфортный импульс такой силы. Как следствие, возникнет адреналовая разрядка, сброс нервного напряжения в виде навязчивых мыслей и образов.

Как психике такое изобрести, где взять содержание? Правильно, взять из мышления и памяти самое неприемлемое для Вас. Самое дорогое. И внезапно напугать до чёртиков. Или вызвать нестерпимое отвращение, от которого «передергивает». То есть, срабатывает похожий психологический и физиологический механизм. Тот же, что и при панической атаке и развитии страха перед повторными паническими атаками (агорафобии).

Как и многие навязчивые мысли при невротических синдромах, контрастные навязчивости фиксируются надолго. Именно по причине крайнего их непринятия и отвращения, страха перед ними. Поэтому, одним из самых эффективных методов преодоления является формирование к ним безразличного, равнодушного отношения. Необходимо натренироваться так воспринимать их, чтобы узнавать симптомы при их появлении. Прежде всего, пассивно пережидать «назойливых мух», вспоминать информацию, указанную о них выше. В итоге, это повлечет за собой их ослабление, урежение и дальнейшее исчезновение, ведь симптом больше не будет приносить психике столь значительной разрядки. Любые рефлексы по мере неиспользования угасают, так устроена наша психика и нервная система вообще. И этот механизм работает при обсессивно-компульсивном расстройстве (ОКР).

Воздействие грибов на организм

После употребления грибного наркотика происходит:

  • изменение сознания: обычное восприятие звука, цвета и света меняется (может казаться, что движущиеся объекты имеют следы, которые ходят за ними, наркоман видит звуки и слышит цвета);
  • возникновение иллюзии легкости и умения летать;
  • сдвиг настроения в лучшую сторону.

Эти и другие «чудеса» наркотики из группы галлюциногенов вызывают, воздействуя на медиаторы (вещества, передающие сигналы от клетки к клетке головного мозга) и разрушая химические и физиологические реакции. Они затрагивают обменные процессы в самых важных субстанциях человеческого мозга и влияют на образование серотонина, дофамина и ацетилхолина.

Нарушение восприятия реального мира и ясного мышления может продолжаться от 30 минут до 6-8 часов, в среднем, действие длится до полутора часов. При этом эффект от галлюциногенов кажется субъекту забавным, но, при этом, человек может совершать далеко не забавные и безобидные поступки.

При регулярном приеме или передозировке возникают побочные эффекты, которые выражаются в:

  • тошноте и рвоте;
  • дискомфорте в кишечнике;
  • мышечной слабости;
  • ощущении тревоги;
  • психопатических расстройствах личности;
  • ощущении хронической усталости;
  • головокружениях;
  • панических атаках;
  • неадекватном восприятии окружающего мира;
  • психозах.

Специалисты наркологического центра Брик (лечение для наркоманов) отмечают, что употребление грибов, содержащих псилоцибе, вызывает сильную зависимость с тяжелыми последствиями. Риски, связанные с длительным использованием этой группы наркотиков, прежде всего, психические, а не физические. При продолжительном употреблении самыми распространенными эффектами являются:

  • паника;
  • сильнейший страх;
  • нарушение памяти;
  • видения;
  • оптические иллюзии (даже без употребления наркотических веществ);
  • психозы;
  • снижение мотивации;
  • соматические заболевания;
  • флешбэки (возвращение галлюцинаций спустя недели, месяцы и даже годы после прекращения употребления псилоцибе).

Физический риск связан с неконтролируемым поведением и возможностью получить травму, несовместимую с жизнью (падение с высоты, нанесение себе ранений или увечий).

Употребление этого вида наркотиков во время беременности ведет к риску:

  • прерывания беременности;
  • преждевременных родов;
  • отслоения плаценты;
  • возникновения патологий и врожденных дефектов у малыша.

Увлекаться «волшебными грибами», помогающими расслабиться и которые «уводят» в другой мир, не стоит: они могут стать причиной серьезного расстройства психики.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector